Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №10/2010
В фокусе внимания

Тонкая грань

О пределах необходимой самообороны

Физическое воздействие и насилие, к сожалению, являются частью человеческой природы. О юридических аспектах необходимой разъяснительной работы с несовершеннолетними, о праве на самозащиту и пределах необходимой обороны рассказывает кандидат юридических наук, преподаватель кафедры теории права и государства Московского государственного открытого университета Людмила Головина.

Эксцесс обороны

Человеческая жизнь и здоровье граждан объявлены высшими ценностями, охраняемыми государством (ст. 2, п. 2 ст. 7 Конституции Российской Федерации). Это выражается в воспитательной политике, поддерживаемой государством: в разъяснении прав граждан на защиту своей жизни и здоровья, а также жизни и здоровья других людей.

Согласно ст. 37 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) «не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия». Причинение тяжкого вреда здоровью или смерти нападающему, причиной которых стало превышение пределов необходимой обороны (эксцесс обороны), является уголовно наказуемым деянием (ст. 108 и 114 УК РФ). Имел ли место в каждом конкретном случае эксцесс обороны, решает только суд.

Суд выносит справедливый и законный приговор (ст. 297 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ)) на основании внутреннего убеждения, руководствуясь при этом не только законом, но и совестью (п. 1 ст. 17 УПК РФ). Обжаловать приговор на основании того, что усмотрение судьи и его совесть были неадекватными совести осужденного, невозможно. При обжаловании проверяются законность, обоснованность и справедливость приговора (п. 1 ст. 360 УПК РФ). В зависимости от оценки судом доказательств, подтверждающих обстоятельства дела, поведение обороняющегося может быть расценено как развязывание драки и провокация.

При доказывании факта обороны учитывается положение уголовного закона, в котором указывается, что «не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения» (подп. 2.1 ст. 37 УК РФ).

Из диспозиций статей уголовного закона следует, что рассмотрение дел о причинении тяжкого вреда здоровью или смерти посягающему связано с доказыванием адекватности действий обороняющегося. Формально для того чтобы доказать причину жестокого избиения нападавшего (в данном случае – потерпевшего), нужно, чтобы на теле обороняющегося также имелись травмы хотя бы средней тяжести. Адекватность использования холодного оружия очевидна, если обороняющемуся также причинены удары ножом, являющиеся причиной тяжкого вреда здоровью или смерти в момент нанесения.

Доказывание не всегда влечет установление судом соответствующего факта. При рассмотрении таких дел важна квалификация деяний именно по статьям о превышении пределов необходимой обороны, поскольку из необходимой обороны дело может быть переквалифицировано в умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или умышленное убийство, ответственность за которые гораздо строже. Указанная квалификация зависит от компетенции дознавателя, следователя и, конечно, суда, который оценивает доказательства.

Спровоцированная угроза

Ответственность за эксцесс обороны установлена с 16 лет. Такая позиция законодателя связана с подходом, согласно которому лицу до этого возраста сложно контролировать свои поступки, судить об адекватности своей реакции внешнему раздражителю. Также у лица вполне могут отсутствовать знания об анатомии, свойствах организма, чтобы оценивать свою силу и реакцию другого человека на причиняемый вред. Поэтому в случае причинения смерти или тяжкого вреда здоровью при оценке судом обстоятельств дела как свидетельствующих о составе другого преступления, а не эксцессе обороны ответственность наступит по статьям, указанным судом.

Важно понимать, что все дела, связанные с доказыванием и оценкой, – тонкая материя, поэтому лучше не допускать такой ситуации и не совершать таких действий, которые могли бы служить основанием для возбуждения соответствующих дел. Необходимо избегать провокаций на драку, оскорбления и угрозы. Ответом на спровоцированную угрозу причинения вреда здоровью может быть активная оборона, в результате чего провокатор будет признан обороняющимся.

Ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае смерти нападающего или причинения тяжкого вреда его здоровью. Причинение средней тяжести или легкого вреда здоровью не влечет ответственности и ни в коем случае не рассматривается как превышение пределов необходимой обороны. Правда, ответственность может наступить при квалификации дела как «умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью» (ст. 111 УК РФ) – до трех лет лишения свободы. Это еще раз подтверждает необходимость избегать ситуаций физического насилия.

Причинение тяжкого вреда здоровью означает, что причиненный вред опасен для жизни потерпевшего в момент причинения, и при отсутствии медицинской помощи такой вред приводит к смерти. Оказанная медицинская помощь и ненаступление смерти не влияют на квалификацию деяния.

Обстоятельства дела

Чтобы доказать факт необходимой обороны и ее адекватность действиям нападавшего, суд устанавливает исходя из обстоятельств дела, собранных следователем или появившихся в ходе рассмотрения, отсутствие следующих признаков состава преступления, предусмотренных уголовным законом:

  • субъективная сторона (психическое отношение субъекта к совершаемым действиям) обоих составов преступлений (две разновидности эксцесса обороны) характеризуется умышленной виной. Умысел может быть прямым (желание) или косвенным (предвидение и допущение последствий). Здесь он всегда бывает внезапно возникшим;
  • объективная сторона (фактические обстоятельства дела, внешнее проявление поведения субъекта) характеризуется использованием «таких средств и методов, применение которых явно не вызывалось ни характером и опасностью посягательства, ни реальной обстановкой», в результате чего обороняющийся «без необходимости причинил потерпевшему тяжкий вред»1 или смерть.

В процессе рассмотрения дела оборонявшемуся нужно будет доказывать отсутствие умысла причинить смерть или тяжкий вред здоровью нападавшего. Во всех случаях оборона имеет цель остановить посягательство на здоровье, собственность и другие интересы обороняющихся или других лиц (превысить пределы обороны можно защищая не только себя, но и других лиц и чужую собственность).

Чаще всего можно остановить нападающего, только причинив тяжкий вред его здоровью, нанеся ранения в жизненно важные зоны – голову, область сердца – или серию ранений, ударов в другие части тела, болезненность которых остановит посягающего. Осознавая необходимость нанести тяжкий вред здоровью, мы умышленно причиняем такой вред. Адекватность причинения вреда нападавшему может быть доказана только в случае непосредственной угрозы причинения такого же вреда обороняющемуся.

В случае ограбления посягательство осуществляется не на жизнь, а на имущество, поэтому причинение тяжкого вреда здоровью или совершение убийства неадекватно посягательству, если такое посягательство не сопряжено с угрозой жизни. В случае провоцирования драки группой лиц необходимо будет впоследствии доказать их посягательство на жизнь или на причинение тяжкого вреда здоровью, а не желание просто похулиганить или попугать.

Для того чтобы превысить пределы необходимой обороны, нужно как минимум находиться в состоянии необходимой обороны. В тех случаях, когда посягательство еще не началось и отсутствовала непосредственная угроза его осуществления, а также когда оно закончилось, необходимая оборона невозможна, следовательно, не может идти речи о превышении ее пределов. В этой ситуации необходимо учитывать характер опасности, которая угрожала оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося: количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, уровень физического развития, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.2

Независимо от признания вины подозреваемым на стадии следствия или дознания дело будет рассматриваться судом, правда, в особом производстве, когда суд не оценивает доказательства. Это важно учитывать, если отсутствуют свидетели, способные дать показания для подтверждения или опровержения обстоятельств дела. Для доказывания адекватности обороны в отсутствие свидетелей нужны неопровержимые доказательства посягательства на жизнь или здоровье обороняющегося. Этими доказательствами могут быть его показания или показания потерпевшего, здоровью которого причинен тяжкий вред. Результаты медицинских, трасологических3 и других экспертиз весьма доказательны и содержат нужные сведения при наличии специальных средств – химических индикаторов, чемоданов криминалиста с набором материалов для выявления отпечатков пальцев на разных поверхностях и др., позволяющих собрать, сохранить и результативно исследовать собранные доказательства. Не всегда в арсенале участковых или районных отделов милиции имеются такие средства, поскольку предварительное следствие по тяжким преступлениям этими органами не ведется. Тем не менее, они первыми пребывают на место преступления, и именно у них имеется возможность зафиксировать все следы до прибытия других специалистов.

Точки непонимания

Рекомендации педагогов или родителей ходить исключительно в компании или с попутчиком, другом, желательно в светлое время суток и дневное время, когда у любых событий могут быть свидетели, представляются более чем оправданными. Тем более они верны в отношении людей юных, чья агрессия и жестокость не всегда адекватны какому-либо обращению к ним. Возраст юности – с 10 до 21 года – характеризуется усилением агрессивных тенденций. Перепады настроения и стрессы могут приводить к психотическим эпизодам4.

Познавательные способности и склонность к анализу часто граничат с жестокостью в обращении с близкими людьми и животными. Такое обращение посторонние люди могут не понять и расценить как неадекватное. Толкание или угроза кулаком могут быть вполне адекватными в какой-либо субкультуре, но в другой объективно расцениваются как угроза по отношению к окружающим и вызывают ответную реакцию. В результате завязывается драка. Впоследствии достаточно сложно установить, кто был провокатором, а кто – обороняющимся.

Доказать реальность посягательства в случае профессиональной подготовки субъекта эксцесса обороны, которому практически невозможно причинить вред здоровью (увернется), однако у которого есть необходимость обороняться активно, более чем сложно: на субъекте повреждений нет, а нападавший получил тяжкий вред здоровью или умер.

Соотношение сил

Например, чтобы доказать правомерность применения К. холодного оружия против двух нападавших, необходимо было установить адекватность его действий путем установления факта нахождения его в лежачем состоянии, не нанесения целенаправленных ударов ножом, а размахивания им, а также наличия на теле обороняющегося К. следов побоев. «На него напали двое. К., находившийся в состоянии алкогольного опьянения, не имел возможности встать на ноги, нападавшие стояли над ним. Поскольку соотношение сил нападавших и оборонявшегося было неравным, К. применил нож, осознавая, что в его руках находится именно нож, а не какой-либо иной предмет. У потерпевших никаких предметов не имелось. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица. Это право принадлежит им независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Кроме того, по смыслу закона, решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, следует учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося. При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападавших такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы».

Изменение квалификации преступления

В науке обсуждалось изменение формулировки преступления «убийство при превышении необходимой обороны» на «причинение смерти». Однако сложность квалификации такого рода деяний, а также множество решений высших судов, которые меняли квалификацию дел о превышении пределов необходимой обороны на убийство с прямым умыслом, связаны с выявлением фактов приготовления к убийству, наличием мотива – страх, месть, хулиганство и т.п., – которые отсутствуют при превышении пределов необходимой обороны.

Во многих рассмотренных делах обвиняемые пытались оправдать свои действия необходимой обороной. Если законодатель смягчит наказание или расширит границы применения необходимой обороны, ссылкой на нее будут прикрываться многочисленные убийства.

Например, гражданин М. пытался сослаться на необходимую оборону в ситуации, когда застал дома пьянствующую компанию его жены, не нападавшую на него. Однако в порыве ревности гражданин М. нанес рубленые раны кочергой двум мужчинам, убив их на месте, а третий, получив существенный вред здоровью, покончил жизнь самоубийством. При наличии свидетелей – жены М. и гражданки Е., бывшей в гостях у М., – обстоятельства дела судом были оценены как не имеющие отношения к обороне в отсутствие нападения на гражданина М.5

Гражданское оружие

Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 22 октября 2008 г. № 584н «Об утверждении норм допустимого воздействия на человека поражающих факторов гражданского оружия самообороны» утверждены нормы допустимого воздействия патронов травматического действия к огнестрельному гладкоствольному длинноствольному оружию и бесствольному оружию отечественного производства согласно Приложению № 3 к этому приказу.

Приложением № 3 предусмотрено, что при минимальной разрешенной дальности стрельбы 1 м для огнестрельного бесствольного оружия и 10 м для огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия нормой воздействия патронов травматического действия на организм человека является невозможность причинения тяжкого вреда здоровью.

Указанная дальность стрельбы гражданского оружия несколько ограничивает возможность обороны, и в случае применения иного оружия такие действия могут быть признаны превышением пределов необходимой обороны. С таким заявлением в Верховный Суд Российской Федерации обратился гражданин Б. Определением Верховного Суда от 29 мая 2009 г. № КАС09-212 никакие из положений указанного приказа Министерства здравоохранения не признаны нарушающими конституционные права граждан на самооборону. Таким образом, использование указанных видов оружия и причинение средней или легкой тяжести вреда здоровью нападавшего не будет являться основанием для признания деяния превышением пределов необходимой обороны.

Законодательство иностранных государств

Находясь за пределами Российской Федерации, необходимо соблюдать законодательство иностранных государств и воздерживаться от любых проявлений агрессии и применения физической силы. Нормы о необходимой обороне других государств существенно отличаются от норм российского законодательства. Спасение жизни путем управления автомобилем в нетрезвом состоянии с превышением скорости по законодательству Российской Федерации квалифицируется как совершение преступления в состоянии крайней необходимости, равно как и в законодательстве США. Однако по законодательству стран англосаксонской правовой системы необходимо иметь гораздо больше доказательств, чтобы ссылаться на необходимую оборону. А именно: что оборонявшийся стремился избежать причинения вреда, которое превышает опасность запрещенного поведения, ему предъявленного; что он не имел разумной альтернативы содеянному; что он перестал участвовать в запрещенном поведении, как только опасность прошла; что он сам не создает опасности и стремится избежать ситуации, представляющей опасность. Как видим, по законодательству Российской Федерации нам не надо представлять доказательств того, что у нас была альтернатива совершенным действиям, что мы делали попытки сбежать или что у нас не было возможности обратиться за помощью и мы могли свободно активно реагировать на угрозы.

Специфическое понимание судьями Канады человеческой природы оправдывает применение необходимой обороны инстинктами самосохранения или альтруизмом – в случае оказания помощи другим лицам. Такое понимание берет верх над осознанием запрета причинения вреда здоровью или смерти третьим лицам6. По законодательству Канады для оправдания действий при необходимой обороне нужно доказать, что обороняющийся был в неминуемой опасности или наступившей опасности; не существовало никаких альтернативных правовых средств избежать причинения вреда или убийства; причиненный вред адекватен вреду, которого обвиняемый избежал.

Согласно Модельному Уголовному кодексу США, где в каждом штате свое уголовное законодательство и Модельный кодекс не является нормативным актом прямого действия, необходимо доказать, что вред нападающему причинен меньший, чем нанесенная им угроза7.

Воспитание граждан в духе уважения друг к другу способно удержать от провокаций и нападения. Понимание того, что на совершенно законных основаниях обороняющийся вправе применять определенные виды оружия, может остановить агрессию. Почитание права человека на жизнь и здоровье, понимание того, что мы не в силах их вернуть, даже если захотим, и поэтому мы не обладаем правом лишать человека жизни или здоровья по своей прихоти, может сберечь не одну жизнь. Повышение правовой грамотности, воспитание уважения к правам других людей, положительное воздействие на потенциальных агрессоров и нападающих дают возможность поддерживать определенный уровень правопорядка, гарантирующий безопасность граждан.

1Уголовное право. Особенная часть: учеб. для вузов / Отв. ред. И.Я. Казаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. – М.: Издательская группа НОРМА – ИНФРА-М, 1998. – С. 48.

2См.: п. 8 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств».

3Трасология – наука об изучении следов.

4Психология: Учеб. / Под ред. А.А. Крылова. – М.: ПБЮЛ Гриженко Е.М., 2000. – С. 421.

5Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24.09.2003 г. № 72-003-12.

6 Основополагающим делом, утвердившим такое суждение, оправдывающим эксцесс обороны в Канаде, считается дело Перка против королевы (Perka v. The Queen. [1984] 2 S.C.R. 232).

7 Â § 3.02 (1) Model Penal Code Section 3.02 – “Justification Generally: Choice of Evils”.

Людмила Головина ,
к.ю.н., преподаватель кафедры теории права и государства Московского государственного открытого университета, г. Москва