Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №11/2009
Газета в газете "Спорт в школе"

Альпинисты

Доля романтики

Один из вечных вопросов: зачем вообще люди лезут на эти горы? Ради каких ценностей рискуют своими жизнями? Ответ одновременно и прост, и сложен: «заболевшие» романтикой гор, многокилометровыми вершинами, эти люди уже не могут по-другому жить. Нахождение в четырех стенах на протяжении одного дня – для них уже что-то вроде наказания. Потребность «каждый день совершать подвиг», как у барона Мюнхгаузена, вошла у них в привычку. Всех их тянет в горы: кого-то – чтобы отдохнуть от реальности и проблем, которые там ожидают, кого-то – чтобы побыть с друзьями, кого-то – чтобы посмотреть, какими предстанут горы на этот раз. Альпинисты – народ особенный. Это похоже на братство. У всех много общего. Всех связывают сильные узы преданности и любви к Горам. Каждый из этих людей пожертвовал в жизни чем-то ради восхождений. Мы понимаем друг друга без слов, одним взглядом. Ты чувствуешь, что все эти чужие когда-то для тебя люди на горе становятся очень близкими.


Чувство горы не отпускает тебя на протяжении всей жизни. Здесь уже нельзя, например, «уйти на пенсию». Конечно, если только состояние здоровья позволяет. Так, недавно появилось сообщение, что 75-летний японский горнолыжник Юичиро Миура, известный тем, что первым в мире спустился на лыжах с Эвереста, собирается вновь покорить высочайший пик мира. Японец намерен снова взойти на Эверест 26 мая и таким образом стать самым пожилым в мире человеком, которому удалось покорить эту вершину. Миура стал известен в 70-х годах прошлого века как первый в мире альпинист, которому удалось спуститься с южной стороны Эвереста на лыжах, используя парашют в качестве тормоза. Преодолев перепад высот в 2000 м за 2 мин. 20 сек., он смог затормозить всего в нескольких метрах от трещины на горе Лхоцзе. Тогда во время экспедиции погибли 8 человек.

В 2003 году Миура уже установил мировой рекорд, став старейшим в мире альпинистом, поднявшимся на высоту 8848 м со стороны Непала.

В настоящее время существует целая отрасль психологической науки, изучающей природу таких людей, а также психологию безопасности их деятельности.

Впечатления о Дхаулагири, или Dream Line Валерия Бабанова

В планах последней экспедиции Валерия Бабанова на Гималаи была попытка прохождения нового маршрута на вершину Дхаулагири (8167 м), по Западной стене. Проект был очень амбициозный и рискованный, и, как признаются сами альпинисты, они до самого конца точно не знали, по какому маршруту полезут.

– Нас было двое: я и Коля Тотьмянин из Питера, – говорит Валерий. – Восхождение должно было быть совершено в альпийском стиле, т.е. без провешивания перильных веревок и предварительной установки промежуточных, высотных лагерей. Естественно, ни о каком дополнительном, искусственном кислороде речь не шла. Впечатления об экспедиции остались самые хорошие. Новая вершина, интересный район, классный напарник, с которым мы прекрасно взаимодействовали как в быту, в базовом лагере, так и наверху, на маршруте.

Перепад высоты от подножия до вершины Западной стены Дхаулагири – около 4500 м. В мире существует только две подобные по протяженности стены – это Южная стена на Дхаулагири и Рупальская стена на Нанга Парбат с юга. Остальные стены восьмитысячников значительно уступают этим трем по перепаду и по протяженности.

– Это была просто громадина, – вспоминает Валерий. – Только уже поднявшись в базовый лагерь на 3700 м, мы смогли определиться с выбором маршрута. Вся стена – как на ладони. Повторять нам ничего на стене не хотелось – хотелось чего-то нового. Взгляд уперся в крутой скальный бастион протяженностью около 2 км. Лазание там начинается с высоты 3700 м, а заканчивается уже на вершине. Вот и считайте, почти 4500 м по перепаду. Протяженность всего пути – около 7 км.

Альпинисты добавляют: как оказалось, данный маршрут даже никто не осмеливался и попробовать пролезть. Насколько он был красивым, настолько и опасным. Вначале все шло, как и планировали спорт­смены: в качестве пробного восхождения поднялись на 5000 м, акклиматизировались. Потом на 6000 м. В конце концов поднялись на 7100 м по «классике» на Дхаулагири.

К середине апреля двойка была готова к основному восхождению. Прогноз обещал быть хорошим, и утром начался старт.

– Рюкзаки были неподъемными. Мы медленно, подобно улиткам, начали набирать высоту по крутому, заросшему травой скальному бастиону. Лезли в кошках и с двумя ледовыми молотками в руках.

В тот день ребятам удалось подняться до высоты 4300 м, и погода резко испортилась. Из-за плохой видимости на следующий день альпинисты немного просчитались с маршрутом и оказались «не в той части». Подход к верхнему скальному бастиону стал практически недоступен из-за глубокого каньона, вымытого ледником.

– Мы решили подниматься вверх по той стороне, где находились, в надежде, что, может быть, наверху удастся перебраться на нужную нам сторону и таким образом выйти на намеченное ребро, – добавляет Валерий. – Но чем выше мы поднимались, тем все более очевидным становился тот факт, что мы движемся не в том направлении. На высоте 4900 м мы уперлись в заглаженные скальные плиты, чуть прикрытые снегом.

Это было последней каплей нашего терпения, и именно в этом месте мы приняли решение прекратить подъем и начать спуск.

В тот день альпинисты решили попробовать спуститься до базового лагеря, чтобы сэкономить один день на будущее. Первая попытка восхождения на Дхаулагири была горой «отбита» – альпинистов она в этот раз не пустила.

Вторая попытка

Через три дня, посвященных отдыху и размышлениям, Бабанов и Тотьмянин решили переключиться на классический маршрут по Северо-Восточному гребню.

Времени оставалось не так много, нужно было торопиться: погода в любой момент могла основательно испортиться. В этот период базовый лагерь жил активной и насыщенной жизнью и больше напоминал поселок, переполненный людьми. Кто-то уходил наверх, кто-то спускался вниз – жизнь здесь кипела.

– Скоординировав свои планы с действиями других групп, 28 апреля мы с Николаем вышли на восхождение на Дхаулагири по Северо-Восточному гребню, – рассказывает Валерий. – Это было похоже чем-то на альпийский стиль, если о таковом можно говорить, когда есть протоптанная тропа внизу, провешенные веревки наверху и толпы поднимающихся восходителей.


Постепенно добравшись до третьего, штурмового лагеря на высоте 7400 м, альпинисты приготовились к новому штурму. Погода благоприятствовала, и в 6.30 утра, окруженные поистине космическим холодом, двойка пошла на вершину. Вверх они шли, не связываясь, так как рельеф был достаточно простым и требовал обычного внимания и осторожности. Уже к 12 часам ветер усилился, и вершину стали окутывать облака.

– Коля поднялся на вершину где-то в 12:30, я – позже минут на 40, – вспоминает Валерий Бабанов. – Уже возле самой вершины, не доходя метров 80, в левую руку через ледовый молоток меня ударил мощный электростатический заряд. Откуда он взялся, я не знаю, но рука онемела секунд на 20. Я даже успел испугаться.


Ближе к пяти часам вечера альпинисты благополучно спустились к своим палаткам. Таким образом, экспедиция подошла к концу. Но основная задача решена не была.

– Для меня не важно, что я уже был на самой вершине Дхаулагири, – добавляет Валерий, – мне хочется пройти именно новый маршрут, и я готов для этого вернуться. Если говорить в целом о Дхаулагири, то, несомненно, – это огромная, красивая и сложная гора, с очень непростым характером. С этой Горой надо только на «Вы».

Психология безопасности альпинизма

С расширением диапазона возможностей в альпинизме благодаря совершенствованию технического обеспечения увеличилась сложность и продолжительность восхождений. Но, несмотря на совершенствование средств защиты, умения выбирать способы действия с учетом опасности, опасность растет быстрее, чем человеческая способность противостоять ей. Человек по своим физическим возможностям существенно отстает от уровня возросшей опасности ответных реакций внешнего мира. Многократно возрастает цена ошибки. На более сложных и напряженных маршрутах любая «мелочь» может привести к гибели. Важная составляющая – адаптация человека к опасности. В альпинизме это повсеместное движение «на грани срыва» на трудных маршрутах, преднамеренное нарушение правил безопасности с целью получения мелких текущих выгод.

Валерий Бабанов часто повторяет, что при восхождении важно вовремя остановиться, найти в себе силы отступить, даже если до вершины осталось каких-то несколько метров, но ты понимаешь, что они могут стать смертельными.

– Для меня самым сложным было принять и пережить тот факт, что нам не удалось пройти новый маршрут на Дхаулагири, – говорит он. – При этом я прекрасно понимаю, что подобные маршруты очень редко проходятся с первой попытки, так сказать, «с листа». Но все равно даже знание этого не избавило меня от переживаний. Однако тот факт, что мы смогли остановиться и остались живы, говорит о правильности наших действий. Я хочу вернуться на Дхаулагири и попытаться пролезть этот маршрут, но только тогда, когда я почувствую, что готов к этому. Неоправданный риск здесь не уместен. Существует несколько факторов, вытекающих из профессиональных качеств и опыта человека, его навыков, знаний и умений. Здесь главным являются не навыки достижения цели, а навыки и умения решать задачи безопасно. Эти факторы образуют гибкую систему с взаимодополнениями и взаимными компенсациями, и ими определяется индивидуальная защищенность – способность человека противостоять опасности. Психологические проблемы безопасности присущи и альпинизму. Это осознание риска, его необходимости, цены ошибки, необходимости использования средств обеспечения безопасности и многие другие факторы, связанные с опасностью и ее предотвращением. К социально-психологическим качествам относятся: чрезмерная самоуверенность, неуважение и недостаточная внимательность к другим людям, чувство социальной независимости, недостаточная дисциплинированность и отсутствие требований к себе, отсутствие мотивации к безопасной работе.

Одним из главных условий успешной экспедиции, по словам Валерия Бабанова, является психологическая совместимость команды. Влияние поведения одного члена группы на других сложнее, когда в группе имеются неформальные лидеры, которые должны знать об этой закономерности и выбирать такие варианты поведения и действий, которые способствовали бы безопасности не только их личной, но и других членов группы. В условиях повышенного риска любое отступление от правил может сыграть злую шутку с судьбой и жизнью как самого альпиниста, так и его товарищей.

– Отношения с Николаем Тотьмяниным у нас складывались прекрасно, – вспоминает Валерий. – Мне кажется, мы понимали друг друга с полуслова. Коля – классный напарник и человек. Он очень спокойный и очень сильный. На высоте чувствует себя как рыба в воде. Восходительский опыт у него громадный. И в будущем хотелось бы осуществить с ним еще несколько амбициозных проектов.


Фото предоставлены Ю.БОЙКОВСКИМ

Татьяна Бутурлина