Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №10/2009
События. Факты. Комментарии

Проблемы, ждущие решений

На вопросы учителей отвечает Вячеслав Фетисов

Вячеслав Фетисов – сенатор от Приморского края. В настоящее время возглавляет комиссию Совета Федерации по физической культуре, спорту и развитию олимпийского движения. Он продолжает поднимать проблему реформирования преподавания физической культуры. Надеемся, что эксклюзивное интервью, которое Вячеслав Александрович дал для редакции газеты «Спорт в школе» и ее читателей, станет началом серьезного разговора о проблемах модернизации системы физического воспитания в России.

Первая встреча

– Вячеслав Александрович, скажите, пожалуйста, Вы действительно хотите заменить уроки физической культуры занятиями в спортивных секциях? Подобная информация неоднократно публиковалась в различных СМИ. Но куда в этом случае деть детей, которые не имеют права посещать спортивные секции по состоянию здоровья? Как известно, таких у нас на сегодняшний день более 50% от общего количества учащихся.

– Мы должны создать такие условия, чтобы каждый ребенок мог заниматься спортом. Те, кто болен, могут заниматься в специальных группах ЛФК, приобретая навыки, необходимые им для того, чтобы справиться с болезнью.

– Вы говорите о ребятах с серьезными заболеваниями. А как быть с теми, кто отнесен к подготовительной группе, к СМГ?

– Все дети должны иметь равные шансы для занятий спортом. Наша идея не в том, чтобы что-то отменять, а в том, чтобы создать новые программы, открывать спортивные клубы при каждой общеобразовательной школе. С одной стороны, нужно поддержать наиболее одаренных ребят, с другой – сделать так, чтобы к занятиям спортом были привлечены все школьники, все студенты.


– Правильно ли мы поняли, что Вы отождествляете понятия «спорт» и «физическая культура»?

– Для меня нет различия в этих понятиях. Вот и ваша газета называется «Спорт в школе». Почему Вы задаете такой вопрос? Нужно это учителям физической культуры? детям? родителям?

– Важно понять, должен ли быть в школе предмет «физическая культура» или нет. Есть дети, которые не могут участвовать в соревнованиях, боятся любого рода состязаний: кто-то боится мяча, кто-то не хочет подводить друзей, потому что всегда из-за него команда оказывается на последнем месте.

– А зачем девочке, которая боится мяча, играть в баскетбол или футбол? Пусть с ленточкой или с обручем занимается, выступает. Есть разные виды спорта. Мы хотим, чтобы каждый ребенок выбрал тот вид, который доступен для него, а потом, когда он или она станет более координированным, – и в мяч сможет играть. А вы хотите заранее разделить детей на координированных и «неполноценных»? Виталий Мутко сказал, что к 2020 году мы должны вывести на спортивные площадки 80% детей. Как же мы это сделаем, если не будем привлекать всех к занятиям спортом, утешая себя тем, что многим это недоступно?

– О каких спортивных площадках идет речь, если более 50% детей (я специально смягчаю цифру – на самом деле их гораздо больше) не имеют права заниматься спортом по состоянию здоровья? если средний возраст учителя физкультуры давно перевалил за 50 лет? если около половины школ в России не имеют спортивных залов, а там, где они есть, необходим капитальный ремонт? Можно заявлять многое, но реально ли это?

– А в Советском Союзе были спортивные залы? Мы, тем не менее, выросли поздоровее, чем нынешнее поколение. Я сейчас захожу в школу – там все то же самое. Если уроки будут такими же неинтересными, как и раньше, хоть три урока в неделю, хоть пять поставь – ребята все равно будут их прогуливать. Нужно изменить содержание самих уроков: мальчикам дать возможность поиграть, девочкам – позаниматься аэробикой, например. Кстати, есть учителя и директора, которые это делают уже сегодня. А спортом мы назовем занятия или физкультурой – какая разница? Другой вопрос – нужно понять, как проводить работу: делать информацию о достижениях каждого школьника закрытой или открытой? сравнивать учеников друг с другом или нет? Необходимо, чтобы в субботу и воскресенье дети имели возможность потренироваться, поиграть. Ведь спорт в школе – это и возможность создания команды, в которой каждый будет участвовать в меру своих сил и способностей. Это воспитание чувства локтя, коллективизма, умения играть по правилам и многое другое. Но если мы не поднимем статус учителя физкультуры, мы, естественно, ничего не изменим. Почему у нас в грантах Президента учителей физкультуры – менее 2%? А в некоторых регионах учителей-«стотысячников» нет вовсе. Получается, что они подвергаются своеобразной дискриминации. Если мы сегодня не примем надлежащих мер, к 2020 году у нас будет еще больше нездоровых детей.

– Мы, я имею в виду нашу газету, как раз и ищем учителей, работающих интересно, нестандартно. Но спорт подразумевает противостояние кому-то внешнему.

– Не надо воспитывать в детях ущербность с детства! Если бы Ирину Роднину в свое время не привели в спорт, несмотря на ее слабое здоровье, она так и выросла бы больной. Дети понимают, что им нужны занятия спортом. Конечно, если уроки физкультуры не сдвоенные, их трудно провести эффективно: пока ребята переоденутся, пока разомнутся – уже пора урок заканчивать. А вот сдвоенные часы гораздо эффективнее.

– Расскажу об опыте одной московской школы. Там есть два спортзала, бассейн. Учителя предложили ребятам на выбор занятия в спортивных секциях или на уроках. Большинство выбрали уроки, потому что им интереснее пробовать разное, вместо того чтобы специализироваться в чем-то одном. Ведь спорт подразумевает узкую специализацию, а к этому готов не каждый ребенок.


– Я считаю, что американская система физического воспитания – самая качественная. Она является основой всего их общества. За счет спорта дети даже из самых бедных семей могут стать лидерами, получить стипендию для обу­чения в вузе. Система продумана, выстроена, начиная с детского сада и заканчивая вузами. В Америке доступные спортивные площадки заполнены детьми каждый день, все выходные. Спортом занимаются и здоровые, и инвалиды – это нормально.

– Вопрос лишь в том, какие шаги нужно сделать, чтобы от нашей сегодняшней действительности перейти к такой модели.

– Шесть лет назад Владимир Путин дал поручение руководству страны, в том числе и Министерству образования, изменить систему физического воспитания в системе общего образования. Я спросил Андрея Фурсенко: почему в системе высшего образования не ввели понятие «спортивный комплекс»? Молодежь хочет заниматься фитнесом, посещать тренажерные залы. Молодые люди хотят плавать, играть, но у большинства нет денег для того, чтобы посещать специализированные спортивные учреждения. Ни один вуз мира не существует без спортивной составляющей. Почему же у нас до сих пор нет стандарта на спортивные комплексы для школ и вузов? Фурсенко сказал, что если мы введем такие стандарты, то будем вынуждены закрыть почти все вузы. А я говорю: значит, закрывайте, если не можете обеспечить молодым людям возможность заниматься спортом. Поручение Путина до сих пор не выполнено.

– Вы говорите обо всем правильно, но, к сожалению, Ваши утверждения остаются на уровне лозунгов. Какие конкретные шаги Вы предпринимаете, чтобы реально изменить систему физического воспитания в России?

– Полагаю, более конкретной и наглядной картины, чем разработка и запуск Федеральной целевой программы на 2006–2015 годы, быть не может. Росспорт первым из государственных ведомств заглянул на десятилетие вперед и убедил руководство страны в необходимости подобной стратегии. Нами было запланировано строительство 4 тысяч объектов – бассейнов, стадионов – для занятий спортом. Уверен, что при грамотном подходе все они эффективно послужат физическому воспитанию как в рамках, так и вне общеобразовательной школы.
На сегодняшний день построены уже десятки спортсооружений во многих городах нашей страны. В некоторых республиках, например в Чувашии, в каждом муниципальном районе строят бассейны. В Татарстане активно строят ледовые площадки, республика стала лидером в этом направлении.

– Но лишь в некоторых регионах комплексы, построенные по этой Федеральной целевой программе, могут посещать те, кому это необходимо, – дети и малоимущие граждане. Например, в Пензенской области все центры юридически отнесены к общеобразовательным школам, там проводятся уроки и тренировки бесплатно. А в Москве все такого рода учреждения относятся к ведомству спорткомитета, детям приходится платить за право там заниматься.

– Это, конечно, плохо. Но ведь люди платят за посещение кинотеатров, музеев – и ничего. Не все же может быть бесплатным. В любом спортивном объекте есть «мертвое время», когда активная и платежеспособная часть населения не может их посещать. Это время должно использоваться для социальной нагрузки – пусть там занимаются и дети, и ветераны за чисто символическую плату.

Что еще мы сделали? Возродили спартакиадное движение. Кто-то сегодня говорит, что это профанация. Но я так не думаю: в первую очередь, мы дали шанс руководителям спортивных ведомств в регионах привести свою работу в соответствие с федеральной политикой.

– Спартакиадное движение – это хорошо, но в нем участвует лишь небольшая часть ребят – те, кто уже занимается спортом.

– Это в финале, а в самом начале это массовое движение.

– Позвольте не согласиться. Это движение скорее элитарное на любом уровне, начиная с городского. Для того чтобы натренировать команду для участия в городской спартакиаде, учителя вынуждены заниматься только с будущей командой, а остальных ребят усаживать на лавочки. И на соревнования возят одну и ту же команду. Потому что от количества побед школьной команды зависят и статус школы, и премии для учителей.

– Это неправильно. Надо оценивать работу учителя не по количеству побед его команды, а по количеству ребят, вовлеченных в занятия спортом. Если у него все дети посещают уроки, занимаются в секциях – значит, он суперспециалист, ему надо платить именно за это.

– Есть ли прецеденты?

– Если есть учитель физкультуры, у которого стопроцентная посещаемость, его зарплата должна быть в несколько раз больше, чем у тех, кто вырастил несколько победителей, а с остальными не занимается. В связи с повальной компьютеризацией дети почти не имеют физической нагрузки – это страшно. Мы должны задействовать всех – толстеньких, худеньких, маленьких, больших, чтобы у ребят появился стимул помочь друг другу – ведь в спорте важен командный дух. Почему нельзя сделать так?

– Вы сами знаете, почему. Потому что результаты учителей сравнивают друг с другом не по количеству вовлеченных в занятия детей, а по количеству побед.

– Но изменить это не в моих силах. За пять лет мы смогли провести только одно мероприятие совместно с Министерством образования и науки. Поговорили о том, что закупают плохой инвентарь, – и все. Мы предложили для закупки хорошего инвентаря, для организации соревнований на местах использовать организационные ресурсы Спорткомитета, чтобы дети были здоровыми. Нашу помощь не приняли. Получается, что Министерству образования здоровые дети не нужны.

– Организация межшкольных соревнований – это, конечно, здорово. Но, поверьте, ослабленный, болезненный ребенок не станет участвовать в соревнованиях. Это факт, с которым придется согласиться. Регулярным проведением соревнований нельзя привлечь всех детей к занятиям физической культурой и спортом.

– Что же тогда делать? Что можно дать ребенку, который ощущает себя физически неполноценным?

– Аэробика, реабилитационная аэробика, занятия в тренажерных залах… Есть множество способов, которые совсем не связаны с соревнованиями. Есть множество учителей, умеющих организовать занятия, на которых дети соревнуются не друг с другом, а сами с собой.

– Но ведь и виды спорта есть разные. Главное – начать увлекаться чем-то. Мы предлагаем создать в школах систему спортивных клубов, чтобы в них могли заниматься дети и в выходные дни. Там должна кипеть жизнь. При этом будут находиться и самые талантливые дети, которых учителя и тренеры спортивных клубов будут отдавать в детские спортивные школы. И в вузах нужно создавать систему спортивных стипендий на образование, вузы должны соревноваться между собой. Нужно выстраивать такую систему.

– А кто будет работать в спортивных клубах?

– Нужно прежде всего поднять статус учителя физической культуры и детского тренера, создать систему поощрения тех, кто работает в школах. Например, в Континентальной хоккейной лиге мы хотим через систему драфта (выбора игроков) ввести систему денежной компенсации – например, в качестве 12%-ной прибавки к зарплате тренера, который когда-то нашел одаренного ребенка и воспитал его.

– А кто-нибудь прорабатывал систему поощрения школьных учителей по проценту вовлеченности учеников к занятиям? Ведь в России именно учителя, у которых к занятиям привлечены все ученики, считаются самыми плохими: их команды не становятся победителями – ведь победа в соревнованиях не является целью их работы.

– В ближайшем будущем мы планируем этим заняться. И обязательно создадим систему поддержки таких учителей, потому что они – золотой фонд России.

Встреча на Восьмом Московском педагогическом марафоне

После нашего разговора мы пригласили Вячеслава Фетисова к нам на Педагогический марафон с просьбой ответить на вопросы учителей. Мы планировали, что в мероприятиях в рамках Дня учителя физической культуры, который проводился в рамках Восьмого Московского педагогического марафона, примут участие приблизительно 200 учителей. И ошиблись: к нам приехали почти 700 учителей и тренеров. Примерно половина – из Москвы и Подмосковья, остальные – из различных регионов России. Таким образом, можно сказать, что наш Марафон стал общероссийским. Наверное, поэтому и разговор с председателем Комиссии по физической культуре и спорту Совета Федерации оказался весьма уместным. Часть вопросов учителей, естественно, совпала с теми, которые мы задали при первой встрече, поэтому постараемся не повторяться.

Разговор начал Вячеслав Фетисов:

– Я понимаю значимость вашей профессии и преклоняюсь перед вами, людьми, отвечающими за нравственное и физическое здоровье детей. Я хорошо знаком с непростыми житейскими проблемами, с которыми сталкиваются учителя физической культуры и тренеры детских спортивных школ – представители чуть ли не самых дискриминированных профессий в нашей стране, хотя правительство и считает оздоровление нации первоочередной задачей.

Я благодарен всем вам за то, что в эти непростые времена вы остались верны своей профессии. Уверен, что в ближайшем будущем статус учителя физической культуры и детского тренера будет поднят на должный уровень; что изменится не только количество уроков в неделю, но и содержание занятий. Мы пробуем внести изменения и в Стандарты образования в разделе «Физическая культура и спорт». Думаю, что мне было бы полезно услышать ваши мнения, ваши вопросы, чтобы в дальнейшем биться за ваши права и сделать все возможное, чтобы жизнь учителя физической культуры стала лучше, а работа – эффективнее. Эффективной я считаю такую работу учителя, при которой у него все ученики любят занятия спортом и имеют возможность им заниматься.

– Посмотрите, пожалуйста, на нас. Обратите внимание на наш возраст… Что предполагает сделать правительство для привлечения в школы молодых специалистов?

– Коллектив собрался красивый, мне нравится. Еще раз подчеркну: до тех пор, пока мы не сделаем достойной заработную плату учителей и тренеров, ничего не сдвинется с мертвой точки. К сожалению, финансовая поддержка учителей находится в ведении Министерства образования и науки. Почему-то ему эта тема не нравится. Вопрос, который вы подняли, нужно обострять, что мы и собираемся сделать в ближайшее время.


– Сейчас во время проведения соревнований мы почти не имеем финансовой поддержки – как же быть?

– А зачем вы тогда голосуете за тех, кто не может обеспечить такую поддержку? Наша задача – вернуть к занятиям спортом как можно больше детей. Для этого нужно изменить содержание уроков физической культуры, закупить новое оборудование – это в компетенции Министерства образования и науки. И, конечно, проводить множество разнообразных соревнований на школьном и межшкольном уровнях.

– Говоря о здоровье нации, о ком мы говорим? О детях, которые попали в спортивные школы и могут достигнуть высоких результатов? Или обо всех детях России? Как быть с теми, кого гораздо больше, кто никогда не придет в спортивную школу, не будет участвовать в соревнованиях? С ними учитель физкультуры занимается гораздо больше, чем с другими, так называемыми спортивными ребятами.

– Если бы изменить ситуацию было в моих силах, все это изменилось бы уже давно. Мы готовы стандартизировать инвентарь, проводить соревнования, но нам не дают этого сделать. Мы знаем, что происходит. Тем более что современная медицина говорит: именно движение может излечить от множества болезней, а количество учеников, освобожденных от занятий физкультурой по любым показаниям, многие из которых давно устарели, растет с каждым днем. Скоро мы будем обсуждать эту проблему на совместном заседании профильной комиссии Совета Федерации, Министерства спорта и Министерства образования и науки.

– В нашей школе созданы все условия для того, чтобы дети могли заниматься физкультурой дополнительно – три урока в неделю и больше. При этом школа участвует в эксперименте, где апробируется новая система сдачи выпускного экзамена по физической культуре: наши выпускники будут сдавать его в теоретической форме, не сдавая нормативов. В результате количество уроков физической культуры сокращается, точнее, они становятся теоретическими, иначе ребята экзамен не сдадут. К чему это может привести? Правильно ли это?

– Норма о введении обязательного третьего урока находится в компетенции региональных министерств образования. Другое дело, что часто, увлекшись теоретическими знаниями, учителя пытаются и плавать научить теоретически, без воды, и с вышки прыгать в пустой бассейн... Повторюсь: если ребята прогуливали два урока, они так же легко будут прогуливать и три, и пять. Чтобы детям не захотелось прогуливать, нужно менять содержание работы на уроках физкультуры. Я был в школе, в которой сдвоили уроки – дали возможность мальчикам и девочкам заниматься отдельно: девочкам – аэробикой, мальчикам – спортивными играми. Посещаемость была стопроцентной: вопреки мнению многих взрослых, ребята понимали, что спорт не мешает им получать знания по другим предметам, а, напротив, помогает снять стресс и хорошо себя чувствовать. А потом этого учителя физкультуры уволили, и все стало по-прежнему.

– Можно ли сегодня на федеральном уровне решить проблему оплаты труда учителей физической культуры, работающих в младших классах? Работа одинаково трудная, а оплачивается совершенно по другому тарифу.

– Я считаю, что умение привлечь к занятиям учеников младших классов – самое главное на сегодняшнем этапе, и за эту работу учителя не должны получать меньше, чем за другую. Но этот вопрос решается на уровне Министерства образования.

– А почему закрывают бассейны, спортивные площадки, особенно на периферии?

– По закону это запрещено, но, к сожалению, мы не можем знать обо всем, что происходит. Другая проблема – высокотехнологичные спортивные ­объекты, такие, как бассейны и крытые катки. Где найти деньги на их содержание? Конечно, проще закрыть бассейн, чем вкладывать средства в его содержание. Менеджмент спортивных сооружений – тема для еще одного серьезного разговора. Как найти для этого деньги? Особенно в глубинке, в малых городах.

– Я профессиональная спортсменка, в свое время была в сборной страны по триатлону. А потом я попала в систему образования. Меня тарифицировали по третьему разряду – по самому низкому уровню. Спросили: «А где же Вы были? Почему не думали о педагогическом стаже?» Можно ли преодолеть разногласия между двумя системами: спортом и образованием? Ведь мы работаем ради одной цели – здоровья наших детей!


– Друзья мои, я понимаю, у вас многое наболело. Поверьте, если бы я был богом, я бы давно все сделал: чтобы и залы были, и учителя получали достойную зарплату за свою работу. Статус учителя физкультуры и детского тренера как был нулевым, так и остался. Кстати, то же самое можно сказать и о спортсменах-ветеранах. Однажды на встрече с олимпийскими чемпионами у меня слезы на глаза навернулись, когда они рассказывали, что получают 1200 рублей в месяц, потому что их статус не определен. В советские годы мы, спортсмены, числились кем угодно, только не теми, кем были. Переломить систему в одночасье очень тяжело. Обещаю, мы обострим ситуацию, решение нашей комиссии будет жестким. Потому что мы понимаем, что с вами происходит. Насколько это понимают те, кто платит вам сегодня зарплату, – это отдельная тема. Кстати, почему вы постоянно говорите о том, чего у вас не хватает? А есть ли здесь те, у кого что-то есть?

– Мы много работаем, делимся опытом с коллегами. Многое есть, да часто «не про нашу честь». Вот мы из Одинцова, Вы не так давно у нас были. Наш город поделен на две части. В одной – и ледовый дворец, и другие спортивные сооружения, которыми мы все гордимся. А я живу и работаю в другой части города, и наши дети не имеют почти ничего, кроме секции греко-римской борьбы (спасибо их тренеру-энтузиасту! Но не все дети готовы заниматься борьбой! В нашей части города две общеобразовательные школы и одна начальная. Построили и стадион, но сказали: лучше туда не ходить – мол, вокруг школы на лыжах покатайтесь, и хватит. Для того чтобы довести детей до хорошей лыжной трассы, требуется не менее часа. А для посещения ледового дворца нужно заплатить большие деньги, да и по возрасту существуют ограничения.

– Недавно я приезжал в Одинцово, и глава муниципального образования сказал, что он собрал больше всех налогов в стране. Спрашивайте с него. Если он хочет, чтобы его район назывался лучшим, он должен обеспечить всем детям равную возможность заниматься спортом. Или пишите мне в Совет Федерации, а я буду отправлять письма в соответствующие регионы по вашим запросам. Надеюсь, хоть какая-то польза от этого будет.

– Еще в советское время мы ездили на экскурсии (бесплатные) к знаменитым спортсменам. Можно ли сейчас организовать такую работу?

– Конечно, у детей должны быть кумиры – кроме телевизионных бандитов и гламурных красавиц. Сегодня спорт может быть единственной альтернативой этим псевдоидолам. Через спорт дети могут понять, как важно играть по правилам, что такое командный дух, научиться побеждать и проигрывать в честной борьбе.


– Скажите, пожалуйста, зачем вы пробуете перевести все детские спортивные школы под управление Министерства спорта?

– Потому что школы такого типа дают лучший результат. Для них это основная работа, в то время как для остальных школ, которые находятся в ведомстве Министерства образования и науки, это – лишь часть системы дополнительного образования. Спортивные клубы, привлечение к занятиям всех детей – это ваш хлеб. А подготовкой спортсменов и выведением их на необходимый уровень должны заниматься другие специалисты. В ближайшее время мы собираемся провести закон о спортивной подготовке, там будут прописаны и заработная плата, и уровень подготовки специалистов для детских спортивных школ, будет разграничение ответственности.
Когда я шел на нашу встречу, я знал, что услышу. И услышал то, что хотел. Уверен, что ваш голос сегодня должен звучать громко. Все в ваших руках. Сегодня не то время, чтобы быть попрошайками, – вы имеете право и должны требовать. А я, в свою очередь, готов помогать. Как и Ирина Роднина, с которой мы постоянно сотрудничаем. Примите еще раз слова благодарности за ваш труд. Я никогда не забуду своего учителя физкультуры Евгения Ивановича, который сумел вовлечь нас в огромный и увлекательный мир спорта. Спорт помог мне состояться в жизни. Я знаю, каков статус учителя физкультуры в других странах и каков он у нас. Ваши чаяния обоснованны, справедливы, и государство должно принять кардинальные решения, а не полумеры, чтобы изменить ситуацию.

– Я хочу сказать от всех нас, что мы самые счастливые люди. Потому что рядом с нами дети, а это не измерить никакими деньгами. Хорошо бы, у нас было все необходимое, но даже если ситуация не изменится, мы не бросим своих учеников.

– Я рад, что вы смогли обозначить все наболевшие точки. Надеюсь, что ваши вопросы, проблемы, предложения будут опубликованы в газете «Спорт в школе». Газета замечательная, наглядная, правильная. И мы будем публиковать в ней материалы о нашей работе, чтобы учителя были в курсе того, что делаем мы. Ваше мнение нам необходимо.

Фото В.Строковского

Ольга Леонтьева ,
главный редактор газеты «Спорт в школе»