Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №7/2009
Газета в газете "Спорт в школе"

Free Diving — глубоководные погружения без акваланга

Свобода погружения

Дословно FreeDiving переводится как «свободное погружение» под воду без акваланга и с задержкой дыхания настолько, насколько это позволяет человеческое тело и разум. Самое интересное, что развитию такого вида спорта, как глубоководное погружение на задержке дыхания – апноэ, послужил спор на бутылку шампанского. Именно она стала вожделенным призом одного из первых апноистов – итальянца Раймондо Буше.

В 1949 г. в Неаполитанском заливе эксцентричный пилот морской авиации Буше поспорил с другом, что нырнет так же глубоко, как и водолаз в скафандре, работавший на глубине. И выиграл спор. Измеренная глубина составила фантастическую по тем временам величину в 30 м. Основоположником же фридайвинга как спорта можно считать Жака Майоля, который в 60-е гг. впервые сформулировал психологию фридайвинга и разработал специальный комплекс упражнений и систему дыхания. «Чистым жанром» во фридайвинге считается глубоководный фридайвинг. Помимо него, существуют и другие спортивные дисциплины в этой области: спортсмены соревнуются в так называемом статическом и динамическом апноэ (от греч. apnoia – отсутствие дыхания). В первом случае человек просто лежит на поверхности воды лицом вниз и как можно дольше задерживает дыхание, во втором – проныривает под водой на дальность (в ластах и без них).

Фото с сайта Н.Молчановой

При погружениях с аквалангом сжатый воздух из баллонов повышает давление газа внутри легких и уравновешивает внешнее давление воды. Фридайверу же, как считалось, возрастающее гидростатическое давление компенсировать нечем, кроме как собственными костями и мышцами. Физиологи во главе с французским медиком Кабарру отмерили человеку абсолютный предел глубины, исходя из объема легких. Так, рубеж в 50 м был теоретическим пределом. Однако уже в 1961 г. Энцо Майорка преодолел этот рубеж. После достижения глубин более 100 м стало понятно, что не только физические данные играют роль в погружении, но и умение контролировать, а главное, управлять физиологией своего тела. Как ни парадоксально это звучит, но именно умение управлять процессами, происходящими в организме, позволило известным профессиональным фридайверам нырнуть на глубину в 150 м и, возможно, вскоре позволит достигнуть и заветных 200 м.

Фридайвинг – для кого-то спорт, для кого-то активный отдых. Каждый преследует разные цели, ищет неповторимые ощущения. «Радость, когда для счастья, оказывается, нужно только вдохнуть и с особой остротой ощутить вкус к жизни», – говорит президент федерации фридайвинга, восьмикратная чемпионка мира и семнадцатикратная рекордсменка мира по фридайвингу по версии AIDA Наталья Молчанова.

Стефан Мифсюд: поймать подводный вирус

Обычный, нетренированный человек в состоянии задержать дыхание всего на 30–40 сек. Рекорды статических ныряльщиков-апноистов на сегодняшний день прочно удерживаются на уровне 6–7,5 мин. Мировой рекорд пятикратного чемпиона мира по апноэ-динамике в ластах Стефана Мифсюда – задержка дыхания под водой в течение 10 минут и 4 секунд (!).

По виду Мифсюд обычный парень, особо не выделяющийся из толпы дайверов, только вот задерживать дыхание под водой может на 10 минут. Ну и, в общем-то, все. Попытка разглядеть у человека жабры тщетна: Стефан просто задирает майку и показывает абсолютно «чистый» накачанный торс.

 – Все дело в тренировке, закалке и сноровке. Начали бы, как я, лет с четырех, тоже минут на пять в воде свободно зависали бы.

Мне понять трудно. Даже активно включив фантазию, не могу представить себя, пять минут свободно парящую в толще океанской воды. С аквалангом и то постоянно боюсь, что воздух закончится.

– Ваш страх исключительно в голове, – резюмирует Стефан. – Резервные возможности человека поистине безграничны и пока совершенно не изучены. Научиться задерживать дыхание под водой можно практически в любом возрасте – природа заложила в нас такие способности, и человек может их развить по своему желанию. Так, Жак Майоль поставил свой рекорд 105 м в категории No Limit в 56 лет, а «старейший фридайвер» – француз Энди Ле Сос – начал тренироваться в 48 лет и практически сразу поставил несколько рекордов, в числе которых рекорд в статике – 7,35 сек., державшийся на протяжении 4 лет. В нашем генетическом багаже сохранились древние механизмы, забытые за ненадобностью: организм человека имеет врожденную адаптацию к водной среде – так называемый «нырятельный» рефлекс. А человеческий эмбрион, например, к четвертой неделе своего развития имеет четко выраженные жаберные дуги.

Апноэ доставляет мне удовольствие, я не насилую свой организм, не иду на рекорд ценой собственного здоровья. Все гармонично – нет задачи «не дышать такое-то количество времени». Просто я могу не дышать 10 минут сегодня, а завтра – может, и больше.

Для того чтобы нырнуть в глубину, человеку требуется определенный психологический настрой. Без ментальной тренировки добиться нужного состояния достаточно сложно. Конечно, он должен находиться в хорошей физической форме, но больше 50% результата все же идет от головы. При нырянии в глубину с задержкой дыхания у спорт­смена возникает целый комплекс различных физиологических и психологических реакций, тесно взаимосвязанных между собой. Ныряя, необходимо максимально физически расслабиться и сконцентрироваться внутренне, отслеживая все, что происходит как в организме, так и вокруг.

– Любой внутренний или внешний сигнал должен быть чутко и четко воспринят. В какой-то момент просто чувствуешь – всё. Вроде и воздух еще есть, но человек разворачивается и всплывает, причем сам не может объяснить причину. Внутренний инстинкт. А вообще считаю, что грамотные тренировки вполне способны уберечь спортсмена от таких неожиданностей.

Стефан Мифсюд: организм как машина

С помощью специально разработанной им методики дыхания Мифсюд добивается максимальной эластичности грудных мышц и за последние 6 лет увеличил объем легких больше, чем на 2,5 л.

– Свой организм я сравниваю с экономичной машиной, использующей мало бензина. Большой бак бензина и экономичный расход топлива. Внутри работает высококлассный механизм: при прекращении поступления кислорода он уменьшает его потребление тканями, при этом перераспределяя ресурсы и вводя новые резервы. Эффективность использования собственного объема легких значит больше, чем сам объем. Поэтому существуют упражнения и целые системы, позволяющие максимально полно использовать то, что уже дано нам от рождения. Но считаю, что способность долго находиться под водой не зависит от природного объема легких: это довольно относительное понятие, зависящее от многих факторов и прежде всего от тренированности организма. Должно быть хорошее физическое развитие. Плавание, бег, езда на велосипеде – все это помогает добиваться нужных результатов.

В своих тренировках я иду маленькими шажками и без страха: анаэробные нагрузки, общая физическая подготовка, растяжка легких и работа с мыслями… Я не против йоги, но именно мне она никак не помогает, не приносит улучшения результатов. У меня другой путь – за счет физических тренировок.

И, опять же, в зависимости от того, в чем хочется добиться большей динамики – на то я и делаю упор. Каждый спортсмен знает свои недостатки: у кого-то хорошо работают ноги, но не хватает дыхания, и наоборот. Опять же, постараюсь сравнить с машиной: когда есть гоночная машина и вы в ней сидите, то дальше, чем машина, вы не уедете, во фридайвинге же вы можете уйти достаточно глубоко. Проблема в том, вернетесь ли вы обратно.

Стефан Мифсюд и Наталья Молчанова

Фридайвинг является экстремальным видом спорта, и поэтому важно прогнозировать вероятность успешного погружения в глубину. Спортсмену необходимо уметь рассчитывать силы для своевременного разворота к подъему на поверхность.

37-летний Мифсюд обожает подводную охоту и в ней видит практическую пользу от апноэ. Даже первое ружье у маленького Стефана было подводным. Он до сих пор вспоминает свою первую подводную охоту на Большом Коралловом рифе острова Реюньон, вблизи знаменитого курорта Маврикий. Именно там Мифсюд познал всю красоту подводного мира и навсегда поймал подводный вирус.

– Мой отец, подводный охотник, с самого детства приучал меня к воде. Можно сказать, что я с пеленок нырял в Индийском океане. Нас у родителей четверо: две девочки и два мальчика, – я самый младший брат. И так получилось, что один отдуваюсь за всю семью – больше никто спортом не увлекается. С пяти лет я начал заниматься апноэ, а в десять уже легко стал задерживать дыхание на 4,5 мин.

Люди-амфибии

По мнению некоторых ученых, года через два люди смогут дышать под водой, как рыбы. Некий израильский изобретатель изобрел нечто напоминающее искусственные жабры, то есть устройство, позволяющее погружаться на дно моря-океана без акваланга и, как рыба, дышать воздухом, растворенным в воде. Изобретатель получил по электронной почте уже несколько сотен писем со всего мира от добровольцев, желающих испытать его систему.

Первым проблему подводного дыхания решил советский писатель-фантаст Александр Беляев. Герою его знаменитого романа «Человек-амфибия», Ихтиандру, заменили легкие на жабры.

Но мечта образца середины 20-х годов прошлого века так и не сбылась, хотя попытки стать человеком-рыбой предпринимались неоднократно.

Во Франции такие люди, как Стефан Мифсюд, – на вес золота в изучении пределов человеческого организма. Их привлекают к различным добровольным экспериментам, проводят многочисленные исследования и на основе полученных материалов пишут научные статьи. Специалисты, которые долгое время имеют дело со спортом, могут подтвердить: то, что является нормой в спорте, – не всегда укладывается в норму с точки зрения обычной физиологии. Этот вопрос до конца не изучен, и на тех, кто берется оценить пределы в спорте, ложится большая ответственность. Во фридайвинге особо сказывается индивидуальная разница между людьми: и здесь особенно трудно вывести средний показатель.

– На меня надевают огромное количество датчиков, измеряют давление, психофизическое состояние, проверяют, как работает мозг. Я, собственно, ничем от вас не отличаюсь. Но, может, единственное, что размер моих легких 10,5 л, что почти вдвое больше, чем у обычного человека, и при задержке дыхания мой пульс замедляется и опускается до 19 ударов в минуту. Я с удовольствием сотрудничаю с учеными: так, во Франции не без моего участия вышла книга ученого Фредерика Леметра о задержке дыхания.

Стефан по профессии – детский тренер по плаванию. Он считает, что лучшее время для начала тренировок – с 5 лет: именно в этом возрасте организм и психика ребенка легче всего адаптируются к водной среде.

– После рекорда я очень сильно устал и более полутора месяцев просто ничего не делал, отдыхал. А потом пошел заниматься с малышами, общаться с ними – отличная реабилитация. Я учу их видеть море изнутри, знакомлю с подводными обитателями, стараюсь донести до них, что все мы – единое целое, один живой организм. Ведь сама суть фридайвинга – это единение человека с морем, океаном, совершенно другим миром. Человек, который всю жизнь находится только на суше, теряет для себя половину мира. Чтобы обрести гармонию в этом мире, нужно начать жить по его законам, погрузиться в него, испытать совершенные чувства и эмоции.

Обучать – мое хобби, и я надеюсь, что, опираясь на мои знания и навыки, мои ученики пойдут дальше в своих экспериментах. И 10 минут задержки дыхания для них будут разминкой перед настоящим рекордом. Грядет биологическая эволюция, лимита не существует, есть только глубина, и она ждет.

Татьяна Белоножкина