Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №21/2007

В ФОКУСЕ ВНИМАНИЯ. СОДЕРЖАНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ
 

А воз и ныне там

Чего мы хотим от школьной физической культуры? Ответы специалистов на этот вопрос часто бывают диаметрально противоположными. Беда заключается в том, что при этом мы оказываемся в роли героев известной басни, тянущих воз не просто в разные стороны, но и в разные, трудно совместимые среды (образовательную, тренирующую, оздоровительную). В итоге все усилия и материальные затраты, если они когда-либо и будут выделены на действительно серьезное реформирование школьной физической культуры, просто «вылетят в трубу» и эффект от них окажется весьма незначительным. Главная причина такого состояния заключается в недопонимании ряда особо важных проблем – например, в весьма жесткой критике проектов концепций содержания образования в сфере физической культуры, предполагающих приоритет образовательной направленности преподавания физической культуры в школе.

Утверждают, что специалисты-практики прекрасно разбираются в существе проблем школьной физической культуры. Высказывается мнение, что попытки ученых уточнить содержание основных понятий выглядят как обвинение в невежестве, что учителя и без того прекрасно понимают их. Проблемой исключительной важности является организация более тесного сотрудничества между учеными и специалистами-практиками. Наличие этой проблемы является одной из главных причин существующего в настоящее время непозволительно упрощенного (точнее, примитивного) варианта разделения труда, когда ученые «мудрствуют», а практики «пашут». При этом для тех и других характерна явная переоценка своей роли, поэтому они посматривают друг на друга с этакой снисходительной пренебрежительностью, явно сомневаясь в способности других оказать реальную помощь в их собственной деятельности. В результате деятельность ученых оказывается бесполезной, если на определенном этапе в нее не включаются практики. От степени понимания и принятия ими положений, разработанных учеными, напрямую зависит КПД научных исследований. Но для этого специалисты-практики должны, по меньшей мере, быть хорошо знакомы с такими положениями.

Как же можно решить эту задачу, если ученых постоянно одергивают, а сами учителя мало дружат с научно-методической литературой, предпочитая путь получения готовых рецептов, не побуждающих к самостоятельной мыслительной деятельности, не обременяющих постановкой проблемных вопросов, попытками привлечения к активному участию в их осмыслении? Наверняка среди суждений практических работников нашлось бы немало и тех, кто способен придумать оригинальные (в том числе и научные) решения.

На таком фоне становится понятно, какой несуразностью выглядят призывы к ученым «не заниматься теоретизированием», «оглянуться вокруг», «спуститься на землю» и т.п. На самом деле подавляющему большинству из них как раз этого и не следует делать. Именно с тех позиций, с которых ученым предлагается спуститься, только и можно рассмотреть проблемы в целом, определить степень необходимости и достаточности разработки отдельных вопросов, разглядеть глубинные причины, лежащие в основе неблагополучия не какой-то одной, а множества частностей.

Не «стаскивание» ученых с «благочестивых» высот в лоно «грешной» действительности, а попытки с их помощью приподняться над ней и вместе, помогая друг другу, находить наиболее продуктивные способы разрешения проблем общеметодического, методологического, системного характера должны являться главным содержанием совместной деятельности ученых и специалистов-практиков. Без такого взаимополезного, скоординированного, основанного на достойной оценке и взаимоуважении объединения усилий мы не только не сможем решить задачу постановки процесса физического воспитания учащейся молодежи на новый качественный уровень, но и просто вытащить его из того состояния безысходности, в котором оно сейчас оказалось.

Широко известно утверждение ученых о том, что «во всяком случае, заниматься теорией в ущерб физическому воспитанию нельзя» (Сергеев В. Нужна ли дальнейшая обработка? // Физическая культура в школе. – 2000. – № 4). Однако нельзя забывать и об исключительной сложности, многогранности проблем и понятий, в которых до конца пока не могут разобраться сами ученые. Представления же о том, что в них «хорошо разбираются практики», свидетельствуют об излишней самонадеянности и являются следствием недопустимо упрощенного отношения к этим проблемам и понятиям.

Анализ этих статей не является целью данной публикации (хотя они, несомненно, этого заслуживают), однако в них есть фрагменты, в которых, по сути, содержится призыв к разработчикам концепций не заниматься фантазерством и «теоретическими нагромождениями, а если они действительно хотят помочь школьной физической культуре, то пусть напишут о том, как следует решать основные задачи физического воспитания школьников в условиях двухразовых учебных занятий в неделю». В этом категорическом утверждении сфокусирован целый клубок заблуждений, который уже на протяжении многих десятилетий является основным тормозом в развитии системы физического воспитания подрастающего поколения.

Общее физкультурное образование является одной из базовых основ физического воспитания (в широком смысле этого понятия). Основу любого образования (в том числе и физкультурного) составляет освоение знаний и способов познания. Решение этой задачи в школе осуществляется путем преподавания базовых общеобразовательных дисциплин, к которым отнесен и предмет «физическая культура». Изъятие из его содержания теоретического материала означает лишение этого предмета его главной функции – образовательной, превращает его из основной формы физического воспитания в одну из заурядных форм ОФП или активного отдыха.

Таким образом, теория – это не нечто инородное по отношению к физическому воспитанию, как это следует из приведенной цитаты. Это тоже один из его компонентов. Более того, это то главное, что должно составлять содержание общеобразовательного предмета «физическая культура».

В статье В.Сергеева совершенно справедливо отмечается: «Изымите физическое воспитание – и физическая культура исчезнет». Имеется не меньше оснований утверждать, что изъятие теории из общеобразовательного предмета тоже означает его исчезновение: будет все что угодно, какая угодно полезная форма физического воспитания, но не общеобразовательный учебный предмет. Изъятие учебного предмета приводит к исчезновению физкультурного образования, лишает процесс физического воспитания одной из его базовых основ. Весь этот процесс превращается в однобокую и поэтому довольно уродливую процедуру двигательного натаскивания, где учащиеся выступают в роли «братьев наших меньших». В результате мы имеем крайне низкий уровень физической культуры населения нашей страны, проявляющегося, прежде всего, в отсутствии необходимых знаний и умений, которые могли бы стать основой для возникновения традиций систематических занятий физическими упражнениями на протяжении всей индивидуальной жизни человека.

К этому необходимо добавить, что последовательные приверженцы прагматического подхода, в представлениях которых уроки физической культуры предназначены только для выполнения физических упражнений, должны понимать, что их логика предполагает необходимость признания того, что физическая культура не является общеобразовательным предметом и что такой учебный предмет школе не нужен. Думаю, подавляющее большинство специалистов (в том числе и последовательных прагматиков) согласятся с тем, что такое признание имело бы катастрофические последствия для всей системы физического воспитания. Именно результаты реализации этого подхода, характеризующиеся крайне низкой эффективностью воздействия на двигательную функцию и фактическим самоустранением от выполнения своего прямого предназначения – обеспечения необходимого уровня общего образования в сфере физической культуры, – дают основания для совершенно справедливых сомнений по поводу того, нужен ли вообще «новой» школе «старый» урок физической культуры.

А теперь давайте посмотрим, ради чего приносятся такие жертвы. Оказывается, ради единственного – ее величества «моторной плотности»! Ради попыток на основе ее повышения решить задачу развития физических качеств, повышения уровня двигательной подготовленности учащихся.

Практическую невозможность успешного решения этой проблемы в условиях двухразовых занятий в неделю осознают многие. На этом фоне отчетливо проявляется весьма высокий уровень демагогичности и ханжества, которыми характеризуются горячие проявления заботы о двигательном компоненте физической культуры, о том, что ею нельзя жертвовать в ущерб интеллектуальной. Открытое игнорирование главного предназначения учебного предмета «физическая культура» (что само по себе уже должно рассматриваться как нонсенс) сопровождается еще и крайне неэффективной тратой весьма дорогостоящего учебного времени на решение задач, которые являются предметом других форм работы (кстати, значительно менее затратных), к которым урок плохо приспособлен. В результате в учебное время не решаются задачи ни образования, ни двигательной подготовленности, ни физического развития.

В этой связи хотелось бы отреагировать на высказывание еще одного маститого и весьма уважаемого ученого – Льва Павловича Матвеева (Идти другим путем // Физическая культура в школе. – 1998. – № 4) о том, что сторонники образовательной направленности якобы намерены свести преподавание физической культуры к подготовке «велеречивых индивидов, способных долго говорить о ее значении, но практически отстраненных от воплощения ее ценностей в свою физическую дееспособность…»

Это мнение необоснованно уже хотя бы потому, что мы еще так далеки от подобного или какого-либо другого результата реализации подлинной образовательной направленности, как только могут быть отдалены от него те, кто к реализации этой идеи еще и не приступал.

Что может быть более впечатляющим, чем плачевные результаты эксперимента, продолжающегося в масштабах всей страны на протяжении чуть ли не столетия? Что еще нужно для того, чтобы сторонники существующего подхода к организации учебной работы постарались глубже вникнуть в суть образовательной концепции ее организации?

Ведь все то, что мы имеем сейчас, крайне негативно сказывается не только на уровне образования в сфере физической культуры, но и на двигательной подготовленности, уровне общей и физической культуры населения, формировании разносторонней личности, наносит колоссальный ущерб здоровью людей, развитию их производительных, творческих и духовных возможностей.

Иначе и не может быть, так как школьная физическая культура – это основа основ всей системы физического воспитания страны. Ее нерешенные проблемы «аукаются» и «откликаются» не только во всех сферах самой физической культуры, но и далеко за ее пределами.

Несмотря на декларирование в директивных документах Минобразования приоритета образовательной направленности учебных занятий по физической культуре в школе, в практике господствует откровенное двигательное натаскивание, рядом с которым образованию как таковому вообще не находится места.

И где уж тут до «велеречивости» основной массы выпускников, когда даже многие из финалистов областных, краевых и республиканских олимпиад по предмету «физическая культура» демонстрируют дремучее невежество, не умеют сформулировать хотя бы два-три членораздельных предложения в ответах на вопросы…

Широко распространено мнение (ошибочное, на мой взгляд) о том, что все основные задачи физического воспитания должны решаться именно на уроках физической культуры и что только в таком случае они могут рассматриваться как основная форма физического воспитания школьников. О его популярности свидетельствуют и результаты проведенного нами масштабного социологического исследования, в котором приняли участие более пятисот учителей физической культуры Ставропольского края, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской Республик. Из них 58% думают именно так, 25% отдают приоритет на уроках решению оздоровительных задач, 10% – образовательных и 7% – тренировочных.

Что ж, действительно все, а не только учителя-прагматики должны быть очень обязаны тому, кто сможет решить эту проблему: человеку, который разработает технологию успешной реализации всех основных задач физического воспитания в рамках двух уроков физической культуры в неделю. Благодарность должна быть на уровне никак не ниже Нобелевской премии, если иметь в виду все те позитивные факторы, которые могли бы стать следствием решения этой проблемы: социальные, экономические, демографические в масштабах всей страны, а затем и всего человечества.

Представьте себе: экономические затраты из расчета всего лишь двух уроков физкультуры в неделю, а решение каких глобальных проблем было бы обеспечено! Это и физическое здоровье народа, и разностороннее физическое развитие, и необходимый уровень общего физкультурного образования, физической культуры личности и общества, и здоровый образ жизни, и готовность к творческой высокопроизводительной интеллектуальной и производственной деятельности… За такое можно было бы и что-нибудь посолидней Нобелевской премии придумать.

К сожалению, решить все эти задачи за счет таких небольших капиталовложений принципиально невозможно. И об этом надо наконец заявить со всей определенностью и без всяких оговорок. Человечество рано или поздно все же решит проблему борьбы с раковыми опухолями, и кому-то, возможно, будет поставлен памятник из чистого золота в его полный рост. А вот эту «задачку» не решит никто и никогда.

На этом фоне становится вполне очевидно, что фантазерами являются вовсе не те, кто «додумывается» до введения теоретических уроков, до предложений структуры из пятиразовых занятий («И это в наше-то время нищенского существования…»), а сторонники принятой у нас системы.

Мечты о пяти занятиях в неделю опираются хотя бы на здравый смысл и хоть на какие-то перспективы в будущем (кстати, по-моему, не таком уж и далеком). Уровень фантазерства их авторов меркнет на фоне попыток поиска решения проблемы в рамках двух занятий в неделю. Это попытки людей, или намеренно закрывающих глаза на сущность данной проблемы, или пока неспособных сбросить с глаз те шоры, которые мешают им ее по-настоящему рассмотреть. В основе их деятельности нет ничего, кроме волевого решения о двух уроках физической культуры в неделю, принятого уже очень давно людьми, далекими от понимания особенностей этого учебного предмета, масштабности его целей и задач. Для этих людей есть лишь один аргумент – желание сэкономить. Аргумент весомый, но не имеющий ничего общего с сутью самой проблемы.

Не смогли помочь тысячи и тысячи попыток, в том числе и в виде сотен диссертационных исследований, посвященных всевозможным обоснованиям самых различных путей и подходов к решению задач повышения эффективности занятий в рамках злополучного прокрустова ложа двух учебных занятий в неделю.

Хочу быть правильно понятым. Эти работы, несомненно, принесли определенную пользу. С их помощью были обоснованы эффективные подходы к решению многих вопросов, но только не того, о котором идет речь. Ведь подавляющее большинство этих работ представляют собой не что иное, как вынужденное перетаскивание плохонького и тоненького «одеяльца» (в роли которого выступают условия существования школьной физической культуры) с решения одних вопросов на другие. В подавляющем большинстве случаев их решение оказывалось возможным лишь за счет увеличения внимания к одним аспектам проблемы и частичного или полного забвения других. Таким образом, эти попытки во всей своей массе как раз и являются еще одним неопровержимым свидетельством принципиальной невозможности решения проблемы в целом таким путем.

Неужели всего этого недостаточно?! Сколько же еще надо потратить бесплодных сил, средств, интеллектуального потенциала, чтобы наконец все осознали, что идти по такому пути больше нельзя, что это бессмысленно, что дело еще и в том, что двухразовые занятия разорительны в материальном плане, так как средства тратятся фактически впустую?! А мы пытаемся на этом экономить!

В настоящее время надо не заниматься подстраиванием концепций под существующую реальность, а сосредоточить все усилия на разработке и реализации подходов, основанных на увеличении количества учебных занятий, довести до сознания всех и вся исключительную важность именно такого подхода, его значительных физкультурно-педагогических и социально-экономических преимуществ по сравнению с существующим положением дел.

Необходимо использовать все возможности, чтобы достучаться до сознания и сердец тех, от кого зависит принятие необходимых решений, в том числе работников и руководителей министерств, членов соответствующего профильного комитета Государственной Думы, Правительства, Президента. Делать это надо максимально более настойчиво, напористо, убедительно, используя все возможные средства.

Однако при этом надо помнить, что само по себе увеличение количества занятий – не самоцель. Это меньше, чем полдела. Еще более важным является их рациональное использование. Упование лишь на увеличение количества часов без изменения методики неизбежно приведет к бездарной потере большей части средств, дискредитации самой этой идеи, демонстрации непростительно низкого уровня профессионализма.

Самой сложной и самой насущной задачей ученых, занимающихся проблемами школьной физической культуры, являются разработка и теоретическое обоснование структуры и содержания общего образования в сфере физической культуры, опирающихся на современные технологии, основанные на сбалансированном воздействии на ребенка двигательного и интеллектуального компонентов физической культуры.

Пора прекращать споры о том, что нужнее школьной физической культуре: теория или практика, двигательный или интеллектуальный ее компоненты. Это столь же неблагодарное занятие, как и рассуждения о том, что важнее организму: вода или пища. Без одного из них физической культуры не существует, она исчезает. Остается все что угодно, но не явление подлинной культуры, не важнейшая составляющая современного цивилизованного общества.

Виктор ЛУКЬЯНЕНКО,
д.п.н.,
Ставропольский государственный университет