Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №9/2007

ГАЗЕТА В ГАЗЕТЕ


Удивительный мир спорта

Дайвинг

Исследователь подводных глубин

Паскаля Бернабе я увидела на выставке «Золотой дельфин» в Москве. В следующем году он планирует погружение за загадочным золотом с затонувшего японского корабля вблизи одного из 7107 филиппинских островов.

«Чрезвычайно рисковый, феноменально удачливый, экстремальный технический дайвер и знаменитый исследователь подводных пещер» Паскаль Бернабе на самом деле мирный учитель начальных классов. Он совершает рекордные погружения на грани человеческих возможностей и часто с превышением допустимых интервалов использования подводных приборов и снаряжения. Паскаль признан лучшим специалистом в мире в техническом подводном плавании. А 9 июля 2005 г. на Корсике Паскаль Бернабе сумел достигнуть глубины 330 м, установив мировой рекорд.

Об этом он рассказывал примерно так:

Паскаль Бернабе

Паскаль Бернабе

– Каждый год, а может быть, и день множество людей, занимаясь дайвингом, совершают погружения, называемые потом экстремальными. Часто эти люди мотивируют свои поступки тем, что стремятся установить новый личный или мировой рекорд, пытаются оказать помощь попавшим в беду либо тестируют новое снаряжение с научными целями. Совершенно очевидно, что такие люди нарушают традиционные правила безопасного дайвинга и подвергают свою жизнь риску осмысленно и по собственному желанию. Еще десять лет назад глубина 100 м считалась среди любителей чем-то запредельным. Сейчас, чтобы начать нырять на 100 м, новичку нужен год. Само же погружение может занять 40–50 мин., если недолго находиться на глубине. Хочу сразу уверить вас, что мой «фактор риска» минимален, поскольку тщательно просчитан. На каждое «если» у меня десять «тогда». Все рассчитывается заранее, по существующим специальным таблицам, компьютерным программам и подводным декомпрессиметрам, использующим математические модели расчета времени и смесей. Собственно, их изучению и отводится заметная доля времени при обучении техническому дайвингу.

К установлению своего рекорда Паскаль готовился без малого три года. Необходимую физическую форму поддерживал постоянными тренировками: ходьба на 25 км, плавание, велоспорт, силовые тренажеры – всего от 4 до 6 часов в неделю. Плюс психологическая подготовка, основанная на методике расслабления и правильного дыхания. Глубинные погружения – всегда соло, это сравнимо с восхождением на восьмитысячники, и вся ответственность лежит только на тебе самом. Конечно, существует огромная помощь суппорт-дайверов, команды, сопровождающей погружающегося на глубину, но сам рекорд всегда ставится в одиночку.

– Я начинал заниматься дайвингом в темных, полных тины водах французских пещер, – рассказывает Бернабе, – с их узкими и непредсказуемыми ходами, лазами, провалами. Это была отличная школа. Я много читал, собирал литературу, изучал различные научные трактаты.

Дорога в бездну

– Когда на корабле «Санта Мария» мы подплыли к точке погружения, признаюсь, у меня дрожали поджилки. Как любого человека, идущего в неизведанное, меня мучили сомнения и страхи, но я собрал всю свою волю и заставлял себя думать только об этапах погружения. На глубине 4 м я остановился и не спеша проверил оборудование: все ли в порядке, нет ли пузырьков воздуха? Я выбрал классическое снаряжение, проверенное и надежное. Убедившись, что все в порядке, решил продолжить погружение в открывающуюся под моими ногами бездну.

Я спускался медленно и уверенно, – вспоминает Паскаль, – но как только мои ноги коснулись дна – во мне буквально взорвался фонарь (было такое ощущение) – не выдержал перегрузки. Я здорово испугался и решил не задерживаться и сразу начать всплытие. Я даже не понял, счастлив ли я? Ведь это мировой рекорд, и его установил я! Нырнуть не сложно, главное – вынырнуть. Чем больше времени человек провел на глубине, тем длиннее будет его путь на поверхность. Я торопился подняться и даже пропустил несколько декомпрессионных остановок. От этого мое тело стало ломить, суставы заныли, ухо не слышало. Восемь часов боли – вот что означало мое всплытие на поверхность. Но неприятности еще поджидали меня наверху. Где-то на высоте 140 м появились признаки нервного синдрома высокого давления – проблемы со зрением и тошнота. И чем выше я поднимался, тем сильнее она подступала, – я понял, что не моряк. За 30 минут до всплытия я стал дышать кислородом и продолжал еще 30 минут уже на воздухе, чтобы устранить возможные негативные последствия. Вскоре мне стало значительно лучше: симптомов декомпрессии и других осложнений после столь сложного погружения не проявилось. Когда чувство головокружения отступило, я, наконец, понял: я этого достиг! Глубина взята!

Бернабе признался, что его часто приглашают нырять как профессионального квалифицированного спасателя, когда возникают безвыходные, экстремальные ситуации.

– Иногда у меня возникают мысли все бросить, не нырять больше никогда. Но проходит время, и все начинается снова. Глубина затягивает каждую клетку твоего тела. Радость, что все уже позади, сменяется ощущением необходимости повторить все снова.

Я не удержалась и спросила Паскаля: знают ли его маленькие подопечные об увлечениях своего учителя? И если «да», то как они к этому относятся?

Бернабе улыбнулся:

– Конечно, знают: и от меня, и из местных газет и журналов. Они еще маленькие, чтобы заниматься техническим дайвингом и погружениями на глубину, но, если, когда подрастут, попросят меня их этому научить – не откажу. Я, кстати, провожу курсы подводного плавания – записаться может любой желающий. Так что, если возникнет «зов глубины» – обращайтесь.

Татьяна БЕЛОНОЖКИНА