Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №7/2007

ГАЗЕТА В ГАЗЕТЕ


Удивительный мир спорта

Прыжки на батуте

Путь к невесомости

История прыжков на батуте начиналась в авиации. Первыми запрыгали французские летчики: тогда, при отсутствии навигационных приборов, особенно ценился отменный вестибулярный аппарат.

Однако корни прыжков на батуте лежат еще глубже: нечто подобное было среди забав алеутов и эскимосов, которые на растянутых полотнах, сшитых из шкур, подбрасывали друг друга и кувыркались в воздухе.

Цирковые акробаты используют батут в своих представлениях на протяжении 200 лет. Уже в конце XIX в. во время представлений исполнялись двойные и тройные сальто.

После войны батут перешагнул океан – им заинтересовались американцы, которые официально ввели прыжки на нем в подготовку летчиков. Со второй половины XX в. батут стали применять при подготовке американских астронавтов и советских космонавтов (для обучения ориентации в пространстве).

В нашу страну прыжки на батуте как вид спорта пришли в начале шестидесятых благодаря Владимиру Пилипченко.

Владимир Михайлович – в прошлом прыгун в воду и выпускник института физкультуры. Найденный им однажды в зарубежных журналах экзотический вид спорта перевернул всю его жизнь... А если точнее, то жизнь и батут слились в одно целое, когда изо дня в день происходило испытание собственных возможностей в пространстве без опоры с полетами и возвращениями, чтобы оттолкнуться и взлететь еще выше. Заслуженный тренер СССР Владимир Михайлович Пилипченко 15 лет возглавлял сборную страны по прыжкам на батуте.

Честь и достоинство

В 2001 г. многократная чемпионка мира по прыжкам на батуте Ирина Караваева была выдвинута на награждение международной премией «Фэйр-плей». Но совсем не за спортивные достижения, а за спортивную честность и справедливость: Ирина добровольно вернула сопернице чемпионскую медаль.

Ирина Караваева со своим тренером Виталием Федоровичем Дубко

Ирина Караваева со своим тренером Виталием Федоровичем Дубко

В прыжках на батуте существует правило, что все спорные вопросы обсуждаются до момента награждения спортсмена. Если спортсмен награжден, то никто не вправе забрать у него медаль и пересмотреть итоговые результаты. Но судьи тоже люди, и они ошибаются. Так произошло и на чемпионате мира в датском Оденсе. Рефери неверно посчитали коэффициент трудности выступления Ирины и ошиблись на две десятых балла. Разница с соперницей у Ирины составляла 0,1 в пользу нашей спортсменки. Если бы ошибки не произошло, с тем же отрывом победила бы немка Ане Догонадзе. Ирина сразу решила, что медаль следует вернуть. Однако это было не так просто. Потребовалось официальное письмо Караваевой в Международную федерацию гимнастики (FIG), которая рассмотрела просьбу и предложила спортсменкам обменяться наградами на международном турнире в Японии.

Через некоторое время в Японии, в Оките, Ирине Караваевой был вручен орден «Фейр-плей».

Титанический труд на маленьком пространстве

Первый национальный чемпионат был проведен в Великобритании в 1958 г. Там же в 1964 г. состоялся и первый чемпионат мира.

«Маленькое пространство и титанический труд» – так в 1996 г. отозвался о соревнованиях на батуте тогдашний президент Международного олимпийского комитета Хуан-Антонио Самаранч. Эти слова произвели огромное впечатление на членов Конгресса МОК. Уже на следующий год они проголосовали за включение батута в программу Олимпийских игр-2000 в Сиднее. Первыми олимпийскими чемпионами стали российские спортсмены Александр Москаленко и Ирина Караваева.

Ирина Караваева

Ирина Караваева

Ирина Караваева – единственная в мире, кому удается взлетать над сеткой батута на высоту 7 метров! Она – королева одного из самых травмоопасных видов спорта.

Как-то один из журналистов, беседуя с Ириной, сказал: будто бы есть такое поверье, что олимпийские чемпионы – это праправнуки богов Эллады, чьи всемогущие невидимые предки раз в четыре года спускаются с Олимпа на землю и наделяют своих «потомков» нечеловеческой силой, ловкостью, выносливостью и смекалкой, недоступными простым смертным. Если это так, то кто тогда из олимпийских богинь – родственница Ирины Караваевой?

– Как кто? – ответила Ирина. – Конечно, Деметра – богиня земледелия и плодородия. Каким урожаю уродиться – воля Деметры. Видимо, и на Олимпиаде в Сиднее без ее помощи не обошлось.

Возможно, и так, и случай тоже имеет место в успехе или неудаче, но главное все же зависит от самого спортсмена. И только ему, да еще, может быть, тренеру известно, каких трудов и нервов, каких нечеловеческих усилий стоит хотя бы одна олимпийская медаль.

– Сборы у нас проходят у моря, в поселке Новомихайловский под Туапсе, – рассказывала как-то Ирина. – Но купание там – это такое мучение! База находится на горе, а к морю ведет лестница – ступенек двести. Тренер всегда говорит, что это в самый раз, спустимся – поплаваем, а плавание расслабляет. Конечно, спускаемся, плаваем, а потом надо обратно, наверх, подниматься. Вот и бегаем по лестницам, а кроме этих рывков еще три тренировки в день!

Любимая плюшевая игрушка Ирины Караваевой – медвежонок-коала, которого ей подарили в 1998 г. как победительнице в индивидуальных прыжках на проходившем тогда в Австралии чемпионате мира. С виду в этом медведе нет ничего необычного: обыкновенный плюшевый зверь, в кепке, с маленькой золотой медалью на груди и австралийским флагом в руках. Но стоит только пожать этой игрушке лапу, как где-то внутри мгновенно срабатывает какой-то механизм: коала начинает махать флагом, где-то в животе у него звучит австралийский гимн, после чего медведь начинает петь гимн этой страны.

Медвежонок для Ирины стал счастливым талисманом: именно здесь, в Австралии, она стала первой в истории олимпийской чемпионкой по прыжкам на батуте.

На батут захаживают экстремалы разных мастей: горнолыжники, сноубордисты, парашютисты, бейсеры, велосипедисты, кайтеры... Потому что только на батуте можно научиться делать сальто и кувырки. А еще – отладить координацию движений. Но в спортивной биографии у каждого, профессионала или любителя, всегда есть тот день, когда был сделан первый решительный шаг...

Броуновские движения

Сдав недельный отчет, я, уже совсем без сил, плюхнулся за руль и рванул домой. В кармане завопил телефон. «Надеюсь, я помешал?!» – весело гаркнул мне в ухо младший брат Костя. «Дяденька, дай денег на батут до вторника», – сказал он, и я живо представил, как Костя таращит глаза для пущей убедительности. «На что?» – переспросил я, не ухватывая сути. «На батут! Прыгать! Понимаешь?!» Я все понял.

Вот так я и оказался впервые вместе с Костей и его другом Саней в гимнастическом зале «Динамо».

С собой мне было велено взять тренировочные штаны, майку и носки. Кроссовки Костян отринул: «Ты что? Они батут портят!» В кипенно-белых носках, тренировочных штанах приличной фирмы и в майке с фривольными рисунками я вышел в зал.

В большом зале тут же ловко вычислил с детства знакомого коня, его друга козла; бревна, а еще брутальные кольца и брусья. Все пространство зала кишело детишками-гимнастами от трех лет и старше. Дети так активно занимались, так высоко прыгали и так лихо крутили сальто, что я почувствовал себя как-то неловко. К счастью, в этот момент парни отыскали среди этого многоуровневого веселья тренера, и мы начали...

Я встал напротив занимающего половину стены зеркала. Сначала было велено размять все суставы, начиная с маленьких и заканчивая большими. Круговые движения кистями, коленками, поясницей, голеностопами, локтями и, наконец, шеей. Вертеть головой наказали с большой амплитудой, да еще «со зрительным контролем». Когда я во второй раз сразу после пола увидел потолок, голова слегка закружилась. Тренер сказал, что так и должно быть. «А когда прыгать будем?» – спросил я. «После кувырков, «колесиков» и стоек», – услышал я в ответ.

В школе я любил физкультуру только потому, что после урока можно было, подкравшись, внезапно распахнуть дверь женской раздевалки и закинуть в ее визжащее на пятнадцать голосов чрево чей-нибудь портфель.

кувырки…

Для такого профи, как я, кувырок вперед – это дело ясное: сел на корточки и перекатился вперед через голову, прижимая подбородок к майке. Но тренер все испортил. Оказывается, руки нужно красиво выставлять вперед так, чтобы изящно воткнуться сразу за ними в пол уже изрядно натруженной головой. Это движение должно быть плавным и единым, а кувырков следует делать не менее трех подряд. И тут меня затошнило! Но я, как истинный герой, совладал с зовом природы и сумел выполнить еще три серии кувырков.

…Колесики и стойки

«Колесиками» оказалось не менее знакомое с детства упражнение: встал на руки и перекатился вперед – обратно в положение стоя. К началу этого «колесования» я уже совсем потерял голову. Костя и Саня тоже заметно позеленели, но делали вид, что все в порядке. Три «колесика», усложняемых комментариями тренера, и – отдых. И еще раз. И еще. Майка промокла и стала прилипать к телу.

Стойки на руках я делал плохо. Саня умел уже делать два-три шага на руках вперед, а Костя бодрой свечкой торчал вверх ногами. Я же падал, как куль с мармеладом. Мне удавалось лишь на секунду воздеть ноги к потолку. Чтобы держаться ровно, мне приходилось втягивать одновременно и живот, и зад, да еще отчаянно выпрямлять спину. Это было ужасно!

Батута я и не приметил!

Когда дошло дело до прыжков, я с удивлением обнаружил, что батут все время был рядом, таясь под грудой матов. Впервые встав на снаряд, я почувствовал себя прогуливающимся по воде. Я вышел на середину, слегка присел, а потом выпрямил ноги, создавая качку. Напрягая, кажется, все мышцы тела одновременно, я раскачал батут, который принялся бодро подкидывать меня все выше. «Руки согнуть в локтях! Назад не отводить, чтобы не получить травму при приземлении!» – звучало извне. Через пять минут, показавшихся мне часом, я получил задание покинуть батут. «А теперь попрыгай на полу!» – велел тренер. Тело сразу стало ужасно тяжелым. Просто свинцовым!

Потом было еще несколько прыжковых серий...

Придя домой, я элегантно прилег на ковер, чтобы посмотреть телевизор. Проснувшись через секунду, я обнаружил за окном субботнее утро. Попытавшись потянуться, я вскрикнул: каждую мышцу тела пронзала жгучая боль. Проковыляв в ванную, я открыл воду и сказал своему отражению в зеркале: «Улыбайся! Спорт – это радость!»

...Тело перестало шалить через четыре дня, в течение которых я делал вид, что работаю, ем и вожу машину. И я... снова отправился на батут! На восьмой неделе занятий у меня начало получаться сальто в яму. На двенадцатой я пошел на руках. Через год стало получаться сальто вперед и назад даже на твердом покрытии. Брата, с его сноубордическими примочками, мне, конечно, не догнать. Но зато теперь я от чистого сердца спонсирую его походы на другой батут, где он кувыркается прямо со своей любимой доской.

Макс К.

http://extreme.sport-express.ru