Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №17/2006

С НОВЫМ УЧЕБНЫМ ГОДОМ!


Признание в любви

Восьмидесяти ему никогда не дашь – ни по состоянию души, ни по внешнему виду, ни по той активности, с которой он проводит каждый свой день.
Среди тех, с кем пересекался его тренерский путь, немало известных в волейбольном мире личностей: Николай Карполь, Владимир Эмзин, Владимир Шуклин, Юрий Смирнов. Самое ценное для него на пройденном пути – доброе партнерское содружество, в которое каждый вносил что-то свое. И сегодня этот человек по-прежнему полон желания работать и делиться опытом. Да иначе просто не может быть, если речь идет об учителе или тренере, работающем с детьми.

1964 год. «Артек»: когда тренер и ученики были молоды

1964 год. «Артек»: когда тренер и ученики были молоды

Выбор

Как и его ровесники, Сергей Лазаревич Белич успел повоевать, придя на фронт вместе с «катюшами». А после войны – областной педагогический, и сразу две специальности: история и физкультура. Но если история нравилась, то без спорта себя он не мыслил.
– Однажды даже в футбольной команде мастеров предложили остаться. Но чувствовал, что футбол – не мое. Перепробовал многое, как будущему учителю физкультуры это было только на пользу. Заканчивая институт, решил: волейбол.
Дебют состоялся в подмосковном Краснозаводске. В школе, где Белич стал преподавать историю и физкультуру, организовал команду, в основном из девочек своих классов – с женскими командами работал все годы и уверен: они трудолюбивее и ответственнее мужчин. В 1964-м они выиграли первенство России среди школьников в Артеке. Конечно, это был праздник!

Экзамен

Этому человеку больше интересен не сам праздник, а путь к нему. И на этом пути в любом возрасте он экзаменовал, прежде всего, себя – как педагога и тренера.
После Краснозаводска была Тула: сначала ДЮСШ, а потом команда мастеров «Труд». Через несколько сезонов «Труд» играл в высшей лиге.
Затем его величество Случай привел Белича в Коломну. Один из бывших волейболистов – краснозаводских мальчишек, став уже секретарем горкома Коломны, приехал как-то к нему и, поговорив с Беличем, словно почувствовал, что тульская высота опытным тренером взята и он жаждет нового.
– Пора возрождать то, что было в Краснозаводске.
– А что там есть?
– Во-первых, спортшкола: приказ о ее закрытии уже подготовлен. А во-вторых, 12-е место по волейболу в области.
Белич согласился, его оформили тренером в спортшколу, а приказ... положили под сукно. Построили зал: 48ґ18 (такие и сегодня редкость). Через несколько лет три его команды из четырех стали первыми в области.

70-е. Тула: впереди – высшая лига

70-е. Тула: впереди – высшая лига

И секция, и урок

Белич никогда не скрывал, что его всегда больше привлекала внеурочная работа в волейбольной секции.
Но так получилось, что, когда ему исполнилось шестьдесят, на пути вновь оказалась школа – не специализированная, а обычная, недалеко от Мытищ.
«Возьмите моего мужа!» – сказала жена Белича, тоже педагог, своему коллеге, уходившему директором в новую школу.
– Я начал работать с младшими. Но в 10-м оказались несколько девочек, которые в свое время занимались у меня. Увидели: «А как же мы?» Пошли к директору: «Давайте нам Сергея Лазаревича». А одна мама так и сказала: «Возьмите их к себе, а то моя Наташка будет на улице».
Он уже считал себя вправе немного успокоиться, обдумать накопленное и не собирался ни вести секцию, ни брать старших. Но вышло все с точностью до наоборот: секцию он организовал да еще получил девочек из 10-го и 11-го – уроки физкультуры для девочек и мальчиков проводились раздельно. Правда, единственное условие у него все-таки было: вместо лыжной подготовки – волейбол.
– Мальчишки занимались лыжами, а девочки бегали, прыгали, бросали мяч, играли. И как-то у мальчишек не было урока, они сидели, смотрели на девчонок, а потом подошла ко мне «храбрая троица» и сказала, что все, что делают девчонки, элементарно и обыграют они их запросто. Наверное, и 15 минут не прошло, как парни были разбиты. Потом они еще несколько раз повторяли свою попытку, обвиняли меня в необъективном судействе, никак не могли успокоиться. Девчонки их обыгрывали, мягко говоря, под ноль. И чем сильнее было их желание выиграть, тем больше они выходили за рамки спортивного поведения. «Мальчишки, – подозвал я их, – главное, даже в поражении, не терять достоинство. Вы не выиграете, потому что не умеете играть в этот волейбол. Ведь девочки, кроме уроков, еще трижды в неделю дополнительно занимаются. Но на лыжах, даже если они уйдут на лыжню раньше, вы все равно их догоните и перегоните». На том и расстались.

Снова в игре

– Мои дети жили в Туле и, когда я приехал к ним, мечтали видеть меня только дедом, который воспитывает внуков. Но я оказался не примерным в этом отношении, меня хватило месяца на три.
Жена работала завучем. Однажды пришла и говорит: «Завтра мы с тобой идем в школу». Оказалось, был какой-то семинар, и один из директоров попросил разрешения уйти пораньше на тренировку учителей. «Во что играете?» – спросила жена. «В волейбол». – «Возьмите моего мужа!». – «О чем разговор! Завтра ждем».
Когда директор 948-й московской школы Александр Александрович Шалаев увидел меня, то, посмотрев с каким-то интересом, сказал: «У меня только один вопрос: Вы такой же подвижный, как Зоя Семеновна?»
Каков вопрос – таков ответ: «Я ее отпускаю на километр, потом догоняю». «Вопросов нет – пишите заявление».
– Но физкультуру я уже вести не буду, если только волейбол.
– Прекрасно.
Так, благодаря жене-коллеге, Белича вновь «взяли» в школу. Ему было 70. И еще семь лет существовала в школе секция и команда. После выигранного в 2004 году первенства Москвы он принес заявление об уходе: посчитал, что на данном этапе это его «потолок».
В том же году его тренерская работа в школе была оценена как лучшая среди педагогов дополнительного образования в столице.

Школьная физкультура

– Сегодня в школе не только физкультура другая, но и спорт другой. Радость от физкультуры в младших классах, а затем пропуски уроков в старших. Я всегда считал, что волейболу как спортивной игре нельзя обучать в младшем школьном возрасте: неважно где – в обычной школе или спортивной. Когда ко мне приходят мои ученицы, работающие преподавателями, тренерами, и говорят, что второклассники выступают на турнирах по волейболу, я этого не могу себе представить по одной причине: в этом возрасте ребенок не может играть в волейбол!
Наверное, поэтому и решил попробовать разработать игровую волейбольную программу для обучения младших школьников. Однажды в 948-ю школу пришел методист: «Сергей Лазаревич, нас интересует тема игровых переключений. Какой временной отрезок целесообразно отводить младшему школьнику на одно упражнение? Может, у вас есть свои наблюдения?»
Главный принцип для этого возраста состоит в том, что соревнование должно быть не спортивной, а детской игрой. Дети должны учиться двигаться: с мячом, без мяча, со скакалкой, бегом, прыжками и не должны «уставать от элемента». Если в 6–7 классах можно сказать: делай 10 раз, то во 2-м нельзя – ребенок завтра убежит. Ему нужны быстрые переключения.
Наблюдений с секундомером в руках на тот момент у меня не было, но тема показалась интересной. И я день за днем продолжительное время наблюдал за играющими детьми: ходил по улицам, заглядывал во дворы, сидел там, стоял, засекал время. Эта работа, поверьте, не была пустой тратой времени. Постоянно держалась в голове мысль: когда же они устанут? Оказывается, они не устают совсем. Вот такой и должна быть физкультура в школе, особенно в младшей. А сейчас она больше солдатская: построились, прошагали, побежали... Но можно ведь все обязательные упражнения включить в игру, тогда ребенок даже не заметит, что какое-то упражнение было слишком трудным.
Когда работа была написана, методист сказал, что все надо проверять. Проверяли, не проверяли, не знаю. Но для себя я сделал однозначный вывод: у детей действует четкий самоконтроль. Я брал на секундомер и одного, и двоих, и группу играющих детей. Вот они прыгают, играют в салки, лазают по стенкам, вдруг – как синицы – сели. Организм дал команду. Сидят, разговаривают. И пока они не готовы вновь переключиться на движение, никто не встанет и не выйдет. Сколько эти переключения длятся? По-разному. И пять минут, и десять. И вот опять побежали. Бегают, бегают, а потом: «я не играю», «я – тоже», «и я». Самоконтроль налицо, а работа ...исчезла.

Команда 948-й школы – чемпион Москвы

Команда 948-й школы – чемпион Москвы

Урок для всех и для каждого

– Урок, когда учитель сидит на скамейке, а дети сами по себе гоняют мяч, – не исключение. Даже если все подобные уроки посещать, проку не будет, и никакие личные нормативы не улучшить. Мне таких ребят жалко, особенно, если я вижу их потенциал.
Мы сидим в спортивном зале школы № 2000, где он сегодня работает, и Сергей Лазаревич показывает на двух рослых мальчишек:
– Этих двоих из одной такой школы я перевел сюда – в 2000-ю. Теперь они и в секции занимаются, и на уроках получают приличную нагрузку. Уровень уроков физкультуры в школе такой, что их вполне хватает, чтобы не заниматься после уроков, если человека спорт как занятие не интересует.
... Идет тренировка старшего возраста. И девочки, и мальчики то и дело заглядывают в тренерскую, а точнее, в коллективную тетрадь. После очередного занятия в ней расписывается столько индивидуальных заданий, сколько человек занималось. И так в течение всего года три раза в неделю. Одному – силовые упражнения, другому – на прыгучесть, третьему – на выполнение передач. Но индивидуальная работа на занятии вовсе не исключает групповые упражнения, командные действия, отработку общего элемента.
– А как вы думаете, сколько, например, подач ребята выполняют за тренировку? – спрашивает Белич. – 100! Не подряд, конечно, а чередуя с индивидуальной работой: пять минут на прыжки, пять – на подачу, пять – на блокирование, пять на подачу. Таким образом можно простроить и вариативную программу уроков физкультуры, и не только по волейболу, подбирая иной уровень нагрузки, иные сочетания упражнений: чтобы ребенок захотел заниматься каким-то видом спорта, его надо им «заразить». Интерес должен быть таким, чтобы ребенку невтерпеж было самому сделать упражнение, причем и правильно, и красиво.
– Извините, можно мы посмотрим зал? – открыла дверь учительница, пропуская вперед мальчика лет двенадцати. – Это наш новый ученик. А это – Сергей Лазаревич – тренер по волейболу. В волейбол играешь?
– Нет, я ушу занимаюсь, – но ответ пятиклассника совсем не расстроил тренера.
– А класс какой? – спросил Белич.
– Пятый.
– Поживем – увидим. Главное, что уже чем-то занимается.

Творческий поиск – это состояние его души

Увлеченность – это характер

Он относится к тем людям, которые всю жизнь очень ответственно делают любимое дело, невзирая на обстоятельства, а они бывают и «за», и «против».
Мне кажется, что именно у таких учителей и самые преданные ученики.
Многие работают с детскими командами. Самым первым уже под 60, но они до сих пор приезжают и консультируются и всегда знают, в какой школе их тренер сегодня работает. Когда Белич звонит и говорит: «Приезжайте, хочу вам кое-что показать и обсудить», они каждый раз недоумевают: «Ну что нового можно еще изобрести в волейболе?» Но потом, проведя часов пять в зале, звонят другим и говорят: «Мы ничего не знаем, посмотрели бы вы, какие тренировки у Сергея Лазаревича». И уже черед следующих пожимать плечами: разве еще что-то можно придумать?
– Можно, – говорит заслуженный тренер. – Например, для всех учителей физкультуры и тренеров, ведущих волейбол, я готов провести практический семинар в школьном спортивном зале по своей методике обучения игре на уроках и в школьной секции.
От себя могу с уверенностью добавить, что если такой семинар состоится, то будет именно таким, каких в вашей практике еще не было.

Валентина РЕПИНА
Фото из архива С. Л. Белича