Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №9/2006

УЧЕНИК


В числе нелюбимых – физкультура

За тот небольшой период, когда я работала в школе, мне встречались такие дети. Они очень хотят уметь делать все, но боятся или не могут. Но если второе возможно улучшить (для каждого в разной степени), то от чувства страха избавиться очень трудно. Бывает, что ребенок просто не дорос до освоения какого-то конкретного упражнения. Как в этих ситуациях должен поступать учитель? Должен ли он обращать внимание на таких учеников, выделяя им из урока несколько минут, или, наоборот, пусть делают все вместе со всеми?
На мой взгляд, если учитель не хочет видеть свой предмет в числе нелюбимых хотя бы одним учеником, он должен видеть каждого ребенка на уроке. Конечно, когда в классе тридцать человек, а не десять, сделать это труднее. Но педагог в любой ситуации должен помочь маленькому ребенку одержать первую победу над собой.

Дочка и мама

Дочка еще не ходила, но я уже понимала: движение для нее будет очень избирательно. Ползать она так и не научилась, а когда начала ходить по кроватке, то ноги не опережали рук, перехватывавших спинку. Я это видела и старалась развивать те качества, которых, на мой взгляд, недоставало. Я подкладывала ей кубики, мячи, пирамиды, забиралась с ногами на диван, чтобы и она попыталась сделать так же. Но она не была деятелем: слушатель и зритель в ней присутствовали больше.

Самостоятельно она пошла поздно, но очень уверенно. Сейчас мне даже кажется, что она знала, что, начни она ходить раньше, пришлось бы больше падать. А падать она не любила и боялась, как и сегодня, когда ей восемь. Примерно до четырех лет не решалась съехать ни с одной горки. Забравшись по ступенькам наверх, так же аккуратно спускалась обратно. Позже, когда уже поняла, что кататься с горки интересно, в ней все равно жил какой-то страх, который она каждый раз с огромным усилием преодолевала. Это не был страх высоты: высота вызывала восторг, а качели и карусели она всегда обожала.

– Чего ты боишься?

– Когда дети за мной едут.

Радость, которая может превратиться в боль и слезы, ее не привлекала. Позже, что бы ни приходилось осваивать – лыжи, коньки, катание на санках с горок, – боялась одного – упасть. Я видела, как она реагирует на падения других, особенно, если вслед этому раздавался плач. У нее на лице было написано: «Как же это больно!» И я представляю, как трудно ей осваивать новые игры и движения, в которых без падений и ударов, пусть даже мячом, не обойтись.

Ученица и учитель

– Ну, как дела? – спрашиваю у дочки каждый раз, когда мы возвращаемся из школы. Но совсем не потому, что учеба дается с трудом, а потому, что так поступают все неравнодушные родители: хорошо зная своего ребенка, стараюсь понять, в чем были проблемы и чем могу помочь. Каждый день она идет в школу, как на праздник, даже несмотря на то, что не очень нравится математика. Но есть у нее и один нелюбимый предмет – физкультура.

– Я не умею так быстро бегать, как другие девочки, – рассказывает после очередного «физкультурного» дня дочка. – И одна девочка пропустила меня вперед, чтобы я опять не оказалась последней (я сразу представила, как мой ребенок обрадовался, что побежит со всеми, а не в «хвосте»). Но учительница сказала мне: «Иди, встань последней, ты плохо бегаешь!» Мне было так обидно.

– А что тебе нравится на физкультуре?

– Мало что. Может быть, прыгать на прыгалках, потому что я хорошо прыгаю и мне никто не говорит, что я не умею.

Прыгать она научилась лет в пять-шесть, хотя мне казалось, что это случится много позже. Не секрет, что не все, даже дети с хорошей координацией, умеют быстро и правильно прыгать со скакалкой. Для нее, наверное, наступил тот самый момент, когда она доросла именно до освоения скакалки.

В свои восемь дочка – ребенок взрослый: не только с эмоциями, которые еще не умеет сдерживать, но и со здравыми рассуждениями, до которых мне в ее годы было далеко. Готовясь к школе, она вполне реально оценивала свои возможности, в том числе и физкультурные.

– Я не люблю соревноваться. Неужели это так важно, кто быстрее добежит? В нашей команде девочка упала, никто ей не помог встать. Когда мы играли в «вышибалы», мне попали мячом в ноги, я упала и заплакала.

– Больно ударилась?

– Не очень. Но никто не подошел. Я всегда подхожу, когда кто-то плачет. Мальчики знают, что я небыстрая, и целятся в меня первую. А потом я сажусь и болею за девочек. Учительница всегда говорит: «Сядь на скамейку, тебя выбили!» А еще она сказала, что если я научилась читать, то и бегать должна научиться.

Я просто не могла не встретиться с учительницей. Мне казалось, что нам есть о чем поговорить. Но беседы обстоятельной не получилось. Встреча была на бегу – перед началом уроков.

В памяти отложилось одно: ребенок неадекватно реагирует на происходящее, психологически неустойчив, однако надо ко всему относиться спокойнее, ребенка не дергать, не настаивать на том, чтобы он непременно сразу всему научился.

Слова правильные, только я не поняла, в чей адрес они были сказаны. В итоге разговора я услышала замечательный рецепт: чтобы девочка перестала бояться мяча и у нее улучшилась координация движений, она не будет выходить из игры, когда ее выбивают. Для меня это означало только одно: мячи будут лететь в нее в течение всей игры. Это же маленькие дети – они всегда начинают с легкого.

– Ты поговорила с учительницей? – спросила она дома.

– Поговорила.

– Что она сказала?

– Сказала, что все у тебя получится, чтобы ты не расстраивалась, что во втором классе начнется другая физкультура с объяснением: что, зачем и почему надо делать (именно так мне объяснила следующий этап физкультурной подготовки сама учительница).

– А в лечебную группу мне нельзя? Там другой преподаватель, он всем нравится, и занятия интересные, он у нас заменял уроки.

– Лечебная группа для тех, у кого есть проблемы со здоровьем. У нас с тобой все в норме.

После разговора с учителем мне было интересно, как пройдет следующий урок.

Я едва дождалась вечера.

– Как физкультура?

– Все хорошо, мамочка. Опять «вышибалы». Опять целились только в меня. Но я не плакала. Скорей бы уж мальчишки повзрослели и поняли, что сильный должен выбивать сильного.

Учитель и учитель

Дочка считает себя слабой по физкультуре, хотя на самом деле, например, в выносливости, силе рук многие в классе ей уступят. Но оценивает она себя именно так и не иначе. Учитель может помочь убедиться в обратном. Для ребенка это самое важное. Когда, например, дома мы решаем позаниматься, и я объясняю какое-то упражнение, ей всегда кажется, что она его не сделает. Да, многое не выходит, но что-то обязательно получается, стоит только показать, подбодрить и не торопить. А вот этого-то, наверное, в школе и не хватает.

Как-то моя знакомая рассказала историю свой дочки-второклассницы. Ей никак не давалась скакалка, и учительница однажды сказала: «Пусть мама дома тебя научит прыгать. Не научишься, поставлю «два». Интересно, если отметку совсем отменят, какие стимулы тогда будут преобладать при такой постановке вопроса?

Одна моя приятельница, в прошлом спортсменка, учитель физкультуры со стажем, недавно сказала: «Знаешь, только сегодня вдруг открыла для себя удивительную вещь: физкультура – единственный предмет, который в школе с первого класса по одиннадцатый!»

Так и хочется добавить: значит, это все-таки нужно. Вопрос только в том, как преподавать физкультуру так, чтобы она была необходима и радостна для тела и настроения, любима и уважаема в любом возрасте?

Валентина ВАСИЛЬЕВА

Ольга ЛЕОНТЬЕВА