Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №20/2005

УЧИТЕЛЮ
 

Золотой аккорд стайера

В грандиозном единоборстве СССР и США на ХVII Олимпийских играх 1960 г. последнюю точку поставил москвич Петр Болотников, чье выступление в забеге на 10 000 м справедливо было названо золотым аккордом советских легкоатлетов.
45 лет миновало с того волнующего дня, но до сих пор помнится до мельчайших подробностей тот исключительный по накалу и драматизму бег на 25 кругов.
Петру Болотникову и его товарищам – москвичу Алексею Десятчикову и ленинградцу Евгению Жукову в забеге на 10000 м противостояли, как принято говорить в таких случаях, все «звезды» мира. Это новозеландец Мюррей Хэлберг, одержавший победу в беге на 5000 м, и поляк Здислав Кшишковяк, опередивший всех на сложной дистанции – 3000 м с препятствиями. Надежд были полны экс-рекордсмены мира англичанин Гордон Пири, Шандор Ихарош, а также находившиеся в отличной спортивной форме чемпион ГДР Ханс Гродоцки и австралиец Дэвид Пауэр...

Дело в шляпе

Последние мгновения перед стартом. Замерли возле белой стартовой линии бегуны, затаил дыхание стотысячный стадион. Но вот тишину взорвал выстрел, и живая лавина рванулась с места и устремилась в далекий путь.

Сразу же Болотников решительно вырвался на острие забега, предложив соперникам исключительно высокий темп. Другие вызов советского стайера приняли как должное и дружно бросились вдогонку. Каждый прекрасно понимал, что малейшая заминка может оказаться роковой: соперник уйдет вперед, и вряд ли его тогда догонишь.

Минуло четыре круга. Пытаясь избавиться от попутчиков, Болотников предпринимает затяжной спурт, через два круга – второй, еще через пару кругов – третий... Все это заранее было обдумано с тренером Григорием Исаевичем Никифоровым. Схематично план выглядел так: сильное начало, спокойная середина, стремительный финишный бросок. Предусмотрели и оптимальный график прохождения дистанции. Тренер рассчитал, что для победы в Риме достаточно будет показать 28 мин. 45 сек.

Один за другим бегуны выбывали из числа соискателей олимпийских наград. Лишь фавориты цепко держались, зорко следя за действиями лидера. Тогда Болотников решил изменить тактику: уступил бровку, сделав вид, что силы иссякли. Вперед тут же вырвался Ихарош. Потом бег возглавил Десятчиков. После него нелегкую ношу ведущего добровольно взваливали на свои плечи то Пауэр, то Кшишковяк.

На трибунах творилось нечто невообразимое: стадион бушевал, ревел, что-либо разобрать в кромешном гуле было просто немыслимо. Мудрый тренер, предвидя подобную ситуацию, сказал Петру перед стартом: «Я буду давать тебе отмашки фуражкой. Если движения вертикальные, то, значит, все нормально – идешь по графику. Если горизонтальные – плохо дело, отстаешь».

Поначалу все шло как по нотам. Половину пути Болотников преодолел точно по «расписанию» – за 14.22. А дальше... Вот о третьем варианте – если темп бега превысит предполагаемый – ни тренер, ни ученик как-то не подумали.

Забег между тем близился к финишной развязке. Менялись лидеры, и кривая скорости ничуть не снижалась. С тревогой поглядывал Болотников на электронное табло: цифры ясно показывали, что темп бега превышает намеченный график. «Что же делать? Может, чуть сбавить?» – мелькнула мысль. Однако Григорий Исаевич по-прежнему размахивал фуражкой вверх-вниз, точно говоря: «Не волнуйся. Все идет хорошо».

Только потом, после финиша, тренер признается: «Знаешь, Петя, почему я тебя не сдерживал? Почувствовал, что у тебя есть неучтенный запас сил. Решил не вмешиваться. И, как видишь, Петя, – дело в шляпе».

Финиш, ставший легендой

...Единоборство сильнейших стайеров мира за олимпийское «золото» достигло апогея на последних двух километрах. Забег вел квартет – Гродоцки, Пауэр, Болотников и Десятчиков.

Болотников, решив проверить намерения соседей, сделал неожиданный ход – сбавил темп и приотстал. Не передать словами, что пережили в те мгновения мы, горстка советских туристов, кому посчастливилось стать очевидцами остросюжетного спектакля, разыгранного на беговой дорожке «Форо Италико». «Ну, думаем, – все. Не быть Болотникову чемпионом...».

Уверенно лидировал австралиец, вплотную держался Гродоцки.

– Этот тандем и разыграет между собой «золото» и «серебро», – невесело проронил кто-то. – Ну а нам, по-видимому, придется утешиться «бронзой»…

Но, видимо, иначе думал сам Болотников.

На чемпионате страны 1957 г. на Центральном стадионе
в Лужниках «всегда второй», как тогда называли
Петра БОЛОТНИКОВА (на снимке он впереди),
впервые опередил признанного «первого» – двукратного олимпийского
чемпиона Владимира КУЦА (на снимке слева). Герой Мельбурнских Игр предрек тогда Болотникову большое будущее: «Как в свое время
Эмиль Затопек предсказал мне, начинающему еще
стайеру, будущие рекорды, так и сейчас с полным
основанием могу сказать: нам на смену идет
достойная молодежь! Петр Болотников
еще не рекордсмен, но упорство, воля к победе
и трудолюбие помогут ему встать
в ряды рекордсменов». Пророчество сбылось. Болотников одержал множество побед
на отечественных и зарубежных стадионах и завоевал золотые медали
на Римских Играх и чемпионате Европы 1962 г.
Дважды улучшал мировой рекорд в беге на 10 000 м



Момент для броска был выбран за полтора круга до финиша. Пауэр и Гродоцки зорко «сторожили» друг друга. Воспользовавшись этим, Болотников включил «резервную скорость» и резко рванулся вперед. Когда австралиец и немец спохватились, было уже поздно. Бегун в алой майке с гербом СССР на груди, точно на крыльях, стремительно мчался к победе.

Финиш Болотникова потряс всех. Даже видавшие виды ценители легкоатлетического спорта не скрывали восхищения. «Никогда еще, – отметил специальный корреспондент газеты «Экип» М. Кларк, – бег на 10 000 м на соревнованиях международного масштаба не заканчивался с такой большой скоростью, как олимпийский бег на эту дистанцию советского спортсмена П. Болотникова, пробежавшего мучительный последний круг за 57,4 секунды!»

Виктор ГОРБУНОВ

Фото из архива автора