Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Спорт в школе»Содержание №11/2001
События. Факты. Комментарии

Посторонний... А ну-ка стоп! Какой же это Непомнящий посторонний? Наш, российский тренер, между прочим, с московской пропиской. А что работает исключительно за кордоном – так ведь на Родине работы подходящей никто ему не предлагал. Однажды он целый год сидел тут, дома. Предложений ждал. И дождался. Два клуба один за другим прислали к нему гонцов с вариантами, один дохлее другого. Первый – спасать от вылета команду, когда все дозаявки уже закончились. В другом – денег было кот наплакал, да и те, говорят, могли иссякнуть в любую минуту.
Вот и кочует он туда-сюда по белу свету. То «львов» камерунских дрессирует, доводя, между прочим, тамошнюю сборную до четвертьфинала мирового чемпионата. Когда мы там играли в последний раз, слабо вспомнить? Ну как же, в восемьдесят втором году – далековато, однако... После Камеруна в его биографии была Турция. Оттуда – Корея. Потом – Китай. А нынешний год наш герой, которого Россия упорно не желает помнить, начал в Японии. В печально знаменитой Хиросиме. Да, ну никак футбольный роман его с Родиной не вытанцовывается. Почему? Об этом мне очень долго и подробно рассказывал сам Валерий Кузьмич на своей московской кухне при собранном уже багаже.

– Думать может кто и что хочет. Я же считаю, причина тут только одна: изменился несколько сам подход к тренерам. Сегодня в России, по-моему, от тренера уже не ждут каких-то там ноу-хау, скажем, в области тактики. Ценятся скорее другие его способности, помимо чисто футбольных.

– Иными словами, в цене сегодня свои люди, с которыми, как говорится, можно иметь дело. По принципу: ты мне – я тебе?

– Да, видимо, так. К тому же, как я понял, президенты клубов предпочитают приглашать, как правило, тех тренеров, кого они знают лично. Почему – тоже понятно. Свой человек более удобен, чем какой-то варяг. А если что, убрать его можно потом также без проблем и церемоний. Выставить за дверь, по-свойски так, и дело с концом. Он эту дверь безропотно прикроет за собой и тихо уйдет. Даже слова поперек не пикнет. Конечно, зачем отношения портить, а так, глядишь, обратно когда-нибудь позовут. Наконец, есть тренеры, условно говоря, фартовые. Под них легко выбиваются любые, подчас очень крупные деньги. От одного их имени спонсоры буквально тают и щедро распахивают свои закрома. К числу таковых я, видимо, тоже не отношусь.

– А вам, Валерий Кузьмич, случайно никогда не приходила в голову страшная мысль, что за всю свою жизнь поработать в России вам так никогда не удастся?

– Мысль страшная, вы правы. Меня она частенько беспокоит, душу бередит. Как же так, думаю, я же ведь русский, а на Родине ощущаю себя так, будто я иностранец какой-то. Меня и за границей часто спрашивают: Валерий, а где вы работали у себя, в России? Как это нигде? А почему? Я молчу. Плечами лишь пожимаю – уж так получилось, господа.

– Жалеете?

– А как вы думаете? Жалею, конечно.

– Полагаете, вам было бы здесь интересно сегодня?

– Во всяком случае, гораздо интереснее, чем за границей, уверен в этом, хотя мои друзья, знающие меня уйму лет, думают иначе. Им кажется, что для здешнего футбольного климата я ну никак не создан. Не моя это епархия.

– И какие же аргументы они приводят?

– В основном один и тот же – про мой подход к людям. Твоя деликатность, говорят они, тебя же и погубит. Она хороша где-нибудь там, за границей, но только не здесь. Здесь ты с ней долго не протянешь. Тебя попросту сожрут... Но, знаете, меня такие доводы не только не пугают, а, скорее, наоборот – раззадоривают. Сразу хочется нырнуть в этот омут, как говорится, с головой.

– А утонуть не боитесь?

– Посмотрим. Сначала ведь надо попробовать. Да я понимаю, что работа здесь имеет свою специфику. Отпечаток ее можно подметить в характере у многих тренеров. За несколько лет такой жизни они порой меняются буквально на глазах. Взять хотя бы Романцева. По рассказам я знаю: когда-то он был одним человеком, но время прошло, и он несколько изменился.

– А это хорошо или плохо?

– Ни то, ни другое. Для тренера это нормально. Меняется ситуация – меняется и тренер. Не обязательно в худшую сторону. Просто в какой-то момент человек себя как бы закрывает, становится более жестким.

– За что Романцева часто, кстати, поминают, и не только добрыми словами.

– Его ругают не только за это. Грызут. Критикуют. А он на все покусывания – ноль внимания. И прав чаще всего бывает именно он, а не его «доброжелатели». А знаете почему? Романцев всегда ясно представляет себе, чего же он в конце концов хочет. Он видит цель. И знает при этом, как эту цель достичь. А это в нашей работе самое главное. Тренеры, все тренеры, вроде бы знают, что нужно делать. Но очень немногие знают – как. Романцев знает. Порукой тому результаты «Спартака».

– А как вы думаете, сколько лет оптимально тренер должен работать с одной командой? Вот Лобановский, например, считает, что не более двух. Иначе, говорит он, наступает так называемое привыкание. Тренера к игрокам, игроков к тренеру. Пропадает, как он выразился, эффект новизны, а с ним и движение вперед. Вы согласны?

– Только отчасти. Тут, мне кажется, все зависит сразу от нескольких обстоятельств. Раньше у нас было так: тренер пришел, набрал под себя команду, а потом лет пять-шесть этот состав почти не менялся. Люди уже настолько приедались друг другу, что дальше, кажется, невмоготу. Но даже в таких условиях можно все-таки существовать. Было бы только движение. Хотя бы на шажок, на ступенечку выше, чем в прошлом сезоне.

– Бывает и наоборот. Допустим, команда сезон за сезоном, не меняясь почти, торчит на одном месте, как сгнивший пень на болоте. Или, не дай бог, еще оступается. Тогда как?

– Тогда – беда. Вернуть ее к жизни можно только жестким хирургическим вмешательством, поменяв либо тренера, либо игроков.

– А если, допустим, тренер остается один и тот же, а команда обновляется каждый сезон примерно на треть?

– Такой вариант уже более жизнеспособен. Остальное зависит уже только от тренера. Сумеет ли он зарядить игроков на серьезный результат... Но всему, конечно, есть предел. Максимум – пять лет. Прогрессировать дальше, мне кажется, невозможно, значит, надо менять творческую обстановку. С другой стороны, есть среди тренеров такие долгожители, перед которыми остается только одно – снять шляпу. Кто? Ну, например, Алекс Фергюссон из «Манчестера». Если не ошибаюсь, он там работает чуть ли не девятый сезон. И ничего. Команда на зависть крепко стоит на ногах и явно падать не собирается. Другой вопрос, сколько сил, времени ушло у него на то, чтобы запустить свой клуб на максимальные обороты. В России, я заметил, сделать это можно и проще, и быстрее. Вспомните хотя бы «Зенит» прошлогоднего образца: к середине сезона он совсем ведь зачах. Спасать его позвали Юрия Морозова. Он пришел, чуть-чуть там что-то наладил, поставил ребят, до него сидевших в запасе, и все – команда чудесным образом ожила и заиграла в довольно достойный футбол.

– А что вы этим хотите сказать?

– Не сказать, а, скорее, задать себе и вам один вопрос: а вообще, на том ли уровне наш чемпионат, если тут можно так запросто – подтянул чуть-чуть, и команда раз и поехала? Или, например, «Анжи». Первый сезон в высшей лиге, а шороху какого тут навели. Чуть «бронзу» не цапнули. И все сразу: «Анжи»! «Анжи»! Открытие сезона! Погодите, как же так?

– А что вас смущает?

– Не знаю, возможно, я покажусь сейчас махровым консерватором, но оглянитесь в советское время. Тогда рывок, подобный махачкалинскому, был бы в принципе невозможен. Чтобы новичку, да прямо с порога и дали бы так разгуляться – да никогда. Нонсенс.

– Как это нонсенс? А «Днепр»? А «Динамо» из Минска? Господи, да тот же «Спартак», помните, вернулся в вышку в 78-м и сиганул сразу на пятое место.

– Да, было. Но ведь тогда игроки были другого уровня. Сборники! А сейчас я даже не представляю, кого бы Романцев мог взять в сборную из «Анжи», кроме югославов. Шучу, конечно. Впрочем, как я заметил, иностранцы здесь теперь в большом почете. Вокруг Чуйссе, смотрите, шум какой подняли в прошлом сезоне. Послушать – прямо суперигрок в Россию пожаловал. Правда! Я не так уж много его видел. Да, бежит он быстро, цепкий, а вот тактически все-таки слабоват.

– В прошлом же году Чуйссе этот самый получил еще и российское гражданство. И его уже во всю стали сватать в нашу национальную сборную. Меня такой поворот, признаюсь, задел: сборная России и вдруг Чуйссе, елки-палки.

– Я тоже сказал себе: ну как это так, нашли россиянина. А он еще рассуждать, помню, начал: дескать, подумает еще, как ко всему этому отнестись. Бьет по самолюбию, согласен. Но, как видно, ничего уже не поделаешь...

Олег БАЛОБИН